Опубликован: 20.12.2016 | Доступ: свободный | Студентов: 1529 / 143 | Длительность: 54:46:00
Специальности: Менеджер, Руководитель
Лекция 3:

Сфера услуг в современном обществе

< Лекция 2 || Лекция 3: 12345 || Лекция 4 >

К достоинствам подхода Д. Белла можно отнести: а) отражение сложности и неоднородности самой сферы услуг, необходимости ее собственного структурирования посредством разбиения единого у К. Кларка сектора услуг на три относительно обособленные "области" услуговой деятельности; б) большую адекватность современным экономическим реалиям, характеризующимся расширением и усложнением сферы услуг. Как отмечал В.Л. Иноземцев, ссылаясь в свою очередь на работу D. Lyon "The Information Society Issues and Illusions", "предложенный Д. Беллом и его последователями подход обеспечивает более совершенное классифицирование отраслей сферы услуг, основываясь на вполне справедливом (и находящим все большее распространение) представлении о том, что ее понимание в качестве единого целого стало анахронизмом, препятствующим детальному анализу ее весьма разнородных составных элементов".

В качестве недостатка указанного подхода можно отметить отсутствие четкого критерия, согласно которому сфера услуг расчленяется на отдельные секторы, состав и количество которых может быть различным.

Подтверждением данного мнения является то, что примерно в эти же годы Дж. Зингельманн предложил выделить в структуре общественного производства шесть секторов, в том числе четыре сектора в сфере услуг. Причем, если первый сектор имеет традиционные составляющие: сельское хозяйство, добывающие отрасли, то второй сектор включает не только обрабатывающие отрасли, строительство, но и коммунальные службы. М. Порат в работе "Информационная экономика" (1977) выдвинул идею четырех секторов: сельское хозяйство, промышленность, сектор услуг и информационный сектор, т. е. сектор создания знаний.

В последние годы некоторые специалисты, в том числе и российские - В. Иноземцев,г. Батищев, предлагают иной подход к структурированию общественного производства. По их мнению, все национальное хозяйство можно представить двухполюсной системой: на одном полюсе будут отрасли, тяготеющие к субъект-объектному началу, на другом - к субъект-субъектному. Субъект-объектный полюс, как следует из самого названия, представляет взаимодействие человека с предметом своей деятельности или с объектом потребления, а субъект-субъектный - объединяет такие отрасли, взаимодействие людей в рамках которых основано на интерперсональном общении. Очевидно, что такой подход, по признанию В.Л. Иноземцева, перекликается, во-первых, с исходным, поскольку "деление всего общественного хозяйства на две большие части, присущее концепции противопоставления материального производства и сферы услуг, восстанавливается, но при этом реализуется иной подход к роли того или иного сектора в воспроизводственных процессах"; во-вторых, с общественно признанным в настоящее время тезисом Д. Белла, согласно которому индустриальное общество характеризуется преобладающим взаимодействием человека с природой, а постиндустриальное - представляет собой состязание между людьми.

Субъект-объектный полюс будет включать традиционные отрасли, а именно: все отрасли первичного сектора (добывающая промышленность, сельское хозяйство, рыболовство, лесное хозяйство), а также отрасли, занимающиеся первичной переработкой природных ресурсов, и энергетику. Кроме того, есть веские основания для причисления сюда ряда отраслей вторичного сектора (металлургия, химическая промышленность, машиностроение и индустрия строительных материалов, пищевая промышленность и производство унифицированных потребительских благ); в эту же группу целесообразно включить транспорт и коммунальное хозяйство. Все эти отрасли характеризуются повторяемостью производственных процессов, воспроизводимостью их результата, высокими показателями выработки (в стоимостном выражении) на одного работника и отрицательными или колеблющимися около нулевой отметки темпами роста занятости. Другой полюс (субъект-субъектный сектор) объединяет такие отрасли, в которых взаимодействие людей основано на межперсональном общении и продукт которых отличается низкой степенью воспроизводимости и в значительной мере представлен информацией и знаниями. К этому полюсу можно причислить: сферу культуры и развлечений, образование, научные учреждения, производство информации (и software), консультационные и юридические услуги, всю сферу финансов и денежного обращения, страховые операции и операции с фондами и недвижимостью, а также государственное управление. Вся эта группа отраслей отличается разнообразием производственных процессов, высокой степенью квалификации ее работников и как следствие - невоспроизводимостью большинства создаваемых продуктов и услуг, имеет более низкие (в стоимостном выражении) показатели продуктивности и высокие темпы роста занятости.

Иноземцев В. Структурирование общественного производства в системе постиндустриальных координат (методолого-теоретические аспекты) // Российский экономический журнал. 1997. № 11-12. С. 66.

Как и во всех ранее указанных методологических подходах к структурированию общественного производства в этом есть сложности и условности, но в целом он свидетельствует о предпринимаемых попытках отражения "строения" экономики, более адекватного с позиции тенденции перехода развитых стран к постиндустриальному обществу, в котором роль сферы услуг стала столь велика, что современную экономику стали называть экономикой услуг, а общество, в котором сфере услуг принадлежит ведущая роль, - постиндустриальным, или сервисным. Активное формирование такой экономики и такого общества будет продолжаться в развитых странах, что может иллюстрировать логика структурных сдвигов в общественном производстве наиболее развитых государств (табл. 3.2).

Таблица 3.2. Структурные сдвиги в общественном производстве развитых стран (%)
Страна Сельское хозяйство Промышленность Сфера услуг
1975г. 2001г. 1975г. 2001г. 1975г. 2001г.
США 4,1 2,2 30,6 23,0 65,3 74,8
Япония 12,7 1,0 35,9 32,0 51,4 67,0
Германия 6,8 1,0 45,4 31,0 47,8 68,0
Франция 10,4 3,0 38,6 26,0 51,0 71,0

Весьма сложно дать точную статистическую оценку структурных изменений, поэтому в других источниках можно встретить несколько иные данные. Однако в целом они служат, как считают специалисты, серьезной основой для вывода: современной модели экономики присущи высокие темпы роста сферы услуг, противоречивое развитие промышленности (сокращение добывающей и рост новейших отраслей) и сельского хозяйства (уменьшение объемов занятости при увеличении производительности труда и развитии аграрно-промышленного комплекса).

Представляется, что правомерно говорить о нескольких сменяющих друг друга парадигмах (моделях) общественного производства и производительного труда. Так, исторически их понимание формировалось в связи с непосредственным созданием материальных условий жизни человека и общества в целом, что неизбежно приводило к вещественному критерию труда и производства. Обоснованность такого подхода сохранялась на протяжении многих столетий, хотя рамки сферы материального производства постепенно расширялись в связи с углублением общественного разделения труда. Достаточно сравнить позиции физиократов и "классиков" (А. Смита). Но в целом это соответствовало "вещественно-продуктовой" модели общественного производства, адекватной такому уровню экономической организации общества, в котором господствовало массовое производство стандартизованной продукции.

Положение становится принципиально иным по мере роста богатства общества и перехода его к информационной стадии развития, меняющей привычную схему сопряженности материального и нематериального производства.

Длительное время господствовала концепция, в которой сфере нематериального производства отводилась роль фактора, полностью зависимого от материального производства, детерминированного его развитием. При этом игнорировалось то обстоятельство, что в современных условиях сфера нематериального производства сама становится мощнейшим качественно новым фактором экономического роста, в том числе развития и совершенствования самого материального производства. Повышение эффективности последнего во все возрастающей степени зависит от факторов, лежащих за его непосредственными рамками: от подготовки и культурного уровня работников, их деловой этики, здоровья, социальной квалификации, качества управления, развития банковской, страховой, аудиторской, юридической и других видов деятельности.

Вместе с тем не нужно упрощать вопрос о взаимосвязи и взаимообусловленности материального производства и сферы услуг. Он является дискуссионным не только для отечественных, но и для зарубежных исследователей, хотя при этом затрагиваются несколько разные аспекты. В западной литературе с определенной долей условности можно выделить два направления, хотя и основанные на общем положении о том, что основными стимулами развития сферы услуг являются ускорение НТП и внедрение новых технологий. Но при этом одни специалисты высказывают мнение, что рост доли сферы услуг в экономике связан с неизбежной деиндустриализацией развитых стран и трансформацией их национальных хозяйств в так называемые экономики услуг. Другие же считают, что быстрый рост доли сектора услуг в экономике обеспечивается преимущественно за счет увеличения объема предоставляемых производственных и других услуг, так или иначе связанных с производством товаров (транспорт, страховые и финансовые услуги). По этой причине рост доли сектора услуг до некоторой степени отражает лишь характерную для постиндустриального общества тенденцию переквалификации рабочих мест.

В практике современного производства все более отчетливо выделяются две тенденции:

  1. повышение наукоемкости продукции ведет к росту стоимости услуг в цене товара;
  2. переход некоторых видов товаров в разряд услуг под воздействием НТП.

Практически все отрасли материального производства становятся все более "услугооказывающими" как внутренне, так и внешне.

Внутренне, поскольку в последние годы весьма широкий круг лиц, согласно статистическим правилам относящихся к занятым в промышленности, в действительности выполняет функции, отнюдь не тождественные непосредственному участию в производственном процессе. Так, еще в начале 80-х годов доля работников, непосредственно занятых в производственных операциях, не превышала в США 12%, сегодня сократилась до 10%, в Японии подобные цифры составляют соответственно 15 и 12%. В последнее время появились оценки, определяющие этот показатель для США на уровне 5-6%3. Они могут показаться нереалистичными, однако статистические наблюдения свидетельствуют о том, что еще в 1993г. в Бостоне в сфере услуг было занято 463 тыс. человек, тогда как непосредственно в производстве - всего 29 тыс., и подобное соотношение в последние годы вполне типично для больших американских городов4.

Внешне, так как не только обычным, но и постоянно развивающимся явлением стало для промышленных предприятий (компаний) создание и расширение сети сервисных служб, центров для работы с внешними клиентами: наладочные работы, послепродажное обслуживание, лизинговые отделы и т. п. "К примеру такой производственный гигант, как General Electric, в реальности получает 40% своих доходов от оказания различных услуг. Фирма Nike, считающаяся производителем кроссовок, на самом деле не выпускает обувь. Она занимается только ее разработкой, распространением и сбытом. Nike в первую очередь оказывает услуги"5.

Думается, что по мере эволюции общественного хозяйства все труднее будет усматривать экономический эффект непроизводственной сферы только в связи со сферой материального производства и через нее.

Вместе с тем социально-экономические процессы, происходящие на протяжении более 10 лет в России, начавшей осуществлять переход к рыночной экономике в конце ХХ в., когда наиболее развитые страны все больше действовали в координатах постиндустриального общества, ярко высветили ряд важных закономерностей, характеризующих взаимосвязь и взаимообусловленность материального производства и сферы услуг, среди которых можно назвать следующие.

Во-первых, сохраняется основополагающая роль материального производства, выступающего "скелетом" экономики, в том числе в современных условиях, подобно тому как определенная мера физического здоровья человека является первейшим условием всей его жизнедеятельности. Но эта же жизнедеятельность (и у человека, и у общества) в нормальных, а тем более в улучшающихся условиях функционирования социально-экономического организма общества не может сводиться только к указанному, хотя и исходному фактору. Чем устойчивее, совершеннее и эффективнее сфера материального производства, чем богаче общество и человек, тем рельефнее становятся роль и значимость сферы услуг, ее сбалансированного сочетания с материальным производством и влияние на него.

Следует подчеркнуть, что само по себе сокращение занятости в промышленности не означает снижения роли материальной составляющей современной хозяйственной жизни: объем производимых и потребляемых обществом благ не уменьшается, а растет. Современное производство с избытком обеспечивает потребности населения как в традиционных, так и в принципиально новых товарах, потребительский рынок развитых стран перенасыщен разнообразными продуктами и вещами, а промышленность обеспечена необходимым минеральным и сельскохозяйственным сырьем. Материальная база современного производства остается и будет оставаться фундаментом, на котором "возводятся" новые экономические и социальные процессы. В этом отношении, как отмечает В.Л. Иноземцев, характерен вывод, согласно которому 95% добавленной стоимости (создающиеся в обрабатывающих отраслях и сфере услуг) не произведены независимо от 5%, приходящихся на добывающую промышленность, а основываются на них. Таким образом, впечатление об относительной незначительности всей добыва ющей промышленности оказывается поверхностным и не соответствует действительности6.

Во-вторых, развитая и динамично расширяющаяся сфера услуг - атрибут общества, достигшего достаточно высокого уровня богатства, благосостояния большей части своего населения, т. е. имеющего обширный средний класс. Этот факт подтверждается (от противного) современной российской практикой: кризисное состояние материального производства, поставившее в центр обеспечение возможности хотя бы "вещественно-продуктового" его типа, сразу сбросило со счетов полноценное развитие нематериальных, бюджетных отраслей из-за нехватки финансовых ресурсов. Ситуация усугубляется консервацией старых моделей менеджмента, в том числе на макроэкономическом уровне.

В-третьих, при характеристике взаимосвязи двух сфер общественного производства необходимо обязательно учитывать фактор времени: в "текущем масштабе времени" непроизводственная сфера зависит от функционирования материального производства, в том числе в силу вторичности доходов, а в долговременном масштабе - развитие материального производства, его структура, эффективность во многом детерминированы масштабами и качеством функционирования сферы услуг: состоянием науки, образования, здравоохранения и т. д.

В-четвертых, с одной стороны, изменение структуры самого материального производства связано с увеличением доли услуг в самом этом производстве, с другой стороны, развитие материального производства, усложнение его результатов требует развития широкого спектра на первый взгляд совершенно непроизводственных услуг, например, образовательных и всех тех, которые формируют современное качество экономического роста.

Современное производство - это преимущественно воздействие на продукт и услуги со стороны инженеров, бухгалтеров, конструкторов, дизайнеров, специалистов по персоналу, сбыту и маркетингу, экспертов по информационным сетям. Во многих организациях все большая часть полученного эффекта становится результатом применения специальных знаний, широкого обучения персонала и взаимодействия с партнерами-контрагентами. Сегодня знания воздействуют на все сферы жизни общества и все стадии экономического процесса, и их уже сложно отделить от продукта или услуги7.

Таким образом, дальнейшее развитие и полнокровное функционирование общества все в большей мере детерминируется развитием сферы услуг, которая способствует обеспечению перехода от "производства вещей" к "производству людей", что адекватно новому видению значимости человека в современном мире и общественном производстве.

Каковы же причины стремительного развития сферы услуг? В современных публикациях можно встретить более или менее развернутый перечень таких причин, различных по значению и взаимозависимости. Думается, более глубоко этот вопрос можно осветить, если посмотреть на него с позиции развития как самого материального производства, так и домохозяйств, а также с учетом влияния ряда общеэкономических и иных факторов.

Со второй половины ХХ в. развитие материального производства потребовало существенного расширения и усложнения сферы услуг в силу следующих обстоятельств.

Научно-техническая революция 60-х годов ХХ в. качественно изменила характер производства. Новые технологии, в том числе информационные: а) резко повысили требования к составу и качеству рабочей силы, уровню менеджмента и маркетинга на предприятиях и т. д. Подготовку таких специалистов может обеспечить только развитая сфера услуг; б) в оснащении и результатах материального производства все большую долю стали занимать сложная техника, оборудование, что потребовало увеличения наладочных работ, технического обслуживания, создания сервисных центров и т. д. , т. е. расширения внутренней и внешней услуговой деятельности; в) автоматизация производственных процессов и другие факторы обусловили существенный рост производительности труда, что в свою очередь привело к абсолютному вытеснению рабочей силы за пределы материального производства, переливу их в сферу услуг.

В целом феномен софтизации императивно потребовал быстрого развития сферы услуг.

Софтизация - процесс превращения нематериальных ресурсов (услуг, интеллектуального потенциала общества, уровня подготовки рабочей силы и т. д.) в важный фактор экономического развития.

Краткий словарь современных понятий и терминов. 3-е изд., дораб. и доп. М.: Республика, 2000. С. 515.

Большие изменения произошли и в домохозяйствах, что также повлияло на необходимость динамичного развития сферы услуг. М. Портер, раскрывая растущую потребность в услугах, отмечает факторы, действующие в США:

  • растущее изобилие;
  • стремление к лучшему качеству жизни;
  • увеличение свободного времени;
  • урбанизация, делающая необходимыми новые виды услуг (например, обеспечение безопасности);
  • демографические изменения, ведущие к росту числа детей и пожилых людей, которые нуждаются во многих услугах;
  • социально-экономические перемены, такие, как появление семей, где муж и жена работают, нехватка личного времени и т. д. ;
  • усложнение покупательского спроса, ведущее к расширению самого набора требуемых услуг (например, по ведению личных финансовых дел);
  • технологические изменения, повышающие качество услуг или создающие новые виды услуг (например, в области медицинского обслуживания, кабельного телевидения, получения данных по компьютерной сети).

Рассмотрим указанные факторы более подробно, учитывая то, что они присущи различным странам.

Растущее изобилие, или рост доходов населения, - один из важных факторов, детерминирующих параметры и структуру развития сферы услуг, именно поэтому хорошо развитая сфера услуг - атрибут богатого общества. Механизм этой взаимосвязи реализуется через поведение потребителя, рассматривающего свой доход как средство приобретения тех или иных благ. Напомним, что еще на рубеже 70-80 годов XIX в. немецкий статистик Э. Энгель заметил важные закономерности: чем меньше доход, тем большая часть его тратится на питание, и питание ухудшается; чем меньше доход, тем большая часть его приходится на физическое содержание и меньше остается для духовного развития.

В современных условиях потребности людей становятся все более разнообразными, и их структура характеризуется с разных точек зрения. Так, различают иерархию потребностей, предложенную американским психологом А. Маслоу. Она представлена в виде пирамиды, состоящей из пяти ступеней.

 Структура потребностей (пирамида потребностей А. Маслоу)

Рис. 3.2. Структура потребностей (пирамида потребностей А. Маслоу)

Различают также экономические потребности человека, в составе которых выделяют физиологические, социальные и духовные потребности. Необходимо подчеркнуть, что услуги в большей или меньшей степени входят во все составные элементы потребностей человека, в том числе физиологические.

В наше время, по оценкам западных ученых, в развитых странах удовлетворяются около 11 тыс. потребностей, среди которых преобладают экономические.

За последние 50 лет уровень среднедушевого дохода в развитых странах мира существенно возрос, что повлекло за собой увеличение потребительских расходов, в том числе доли, идущей на покупку разнообразных услуг. Это связано также с постоянно наблюдаемым ростом доли дискреционного дохода, т. е. той части чистого дохода потребителя, которая предназначена для расходов по собственному усмотрению после обязательных расходов на налоги и удовлетворение жизненных потребностей.

В США за полвека, с 1950 по 2000г., доля затрат на услуги (в составе потребительских расходов населения) выросла с 33 до 58%, в том числе на здравоохранение - с 4 до 14,8%; на образование - с 0,9 до 2,4%; рекреационные - с 1,7 до 3,9%; на финансовые услуги и операции - с 3,5 до 7,7%.

Мировая экономика: глобальные тенденции за 100 лет / под ред. И.С. Королева. М.: Юристъ, 2003. С. 161.

< Лекция 2 || Лекция 3: 12345 || Лекция 4 >