Опубликован: 15.04.2017 | Доступ: свободный | Студентов: 354 / 44 | Длительность: 26:10:00
Специальности: Юрист, Преподаватель
Лекция 8:

Отдельные виды договоров и квазиконтракты

8.8.4. Condictio indebiti

Понятие

Ошибочный платеж долга, в действительности не существующего, порождает обязательство получившего предмет долга вернуть полученное уплатившему; для осуществления требования о возврате ошибочно уплаченного служила condictio indebiti.

Поскольку нет долга, нет основания для платежа, нет основания для оставления в имуществе получившего платеж - предмета платежа.

Принявший платеж по несуществующему долгу от лица, уплатившего поошибке, обязывается re. От него можно истребовать полученное по формуле "если окажется, что он должен дать", как если бы он получил взаймы… Но этот вид обязательства, как кажется, возникает не из договора, так как тот, кто передает ценности с намерением платежа, скорее желает прекратить сделку, чем вступить в договор.

В этом отрывке Институций Гая дана характеристика condictio indebiti как обязательства "как бы из договора": отсутствие договора (лицо платит с намерением ликвидировать юридические связи с другим лицом, а не с тем, чтобы установить такие связи) и признание юридических последствий, сходных с теми, какие влечет за собой заключение договора (в данном случае займа).

Необходимые предпосылки

Необходимые предпосылки для предъявления condictio indebiti сводятся к следующим:

  1. Факт платежа, совершенного платящим с намерением погасить определенный долг. Платеж может выразиться в любом имущественном предоставлении, будет ли то передача определенных ценностей (денег, других вещей, обязательственных прав и т.д.) в имущество получателя, или освобождение получателя от какого-либо обязательства и вообще уменьшение пассива имущества получателя (например, прекращение его долга по отношению к платящему): получающий платеж, другими словами, может обогатиться или путем поступления в его имущество новой ценности, или путем предупреждения выхода из его имущества ценности, уже имеющейся в составе этого имущества.

  2. Несуществование долга, погашение которого имелось в виду лицом, совершающим платеж. Непризнание за долгом исковой силы (так называемое натуральное обязательство, см. п. 7.2.1.) не приравнивается к несуществованию долга (naturalis obligatio manet et ideo solutum repeti non potest, D. 12. 6. 19. pr. - остается натуральное обязательство, и потому нельзя требовать возврата уплаченного). Само собой разумеется, что, если долг хотя и существует, но кредитором является не тот, кому совершается платеж, или должником - не тот, кто платит, платеж признается совершенным по несуществующему долгу.

    "Недолжное" - это не только то, что вообще не есть предмет долга, но и то, что следует одному, а платится другому, или должен один, а платит другой, как будто он сам является должником.

    Правда, в другом месте (D. 12. 6. 44) тот же Павел говорит: "Repetitio nulla est ab eo qui suum recepit, tametsi ab alio quam vero debitore solutum est" (т.е. нельзя требовать уплаченное обратно от того, кто получил свое, хотя бы платеж был произведен не должником, а другим лицом). Но здесь берется другой фактический состав: не сказано, что это другое лицо платит quasi ipse debeat. Во втором фрагменте, без всякого противоречия с первым, выражено лишь общеизвестное положение, что по обязательствам, содержание которых не рассчитано на личные свойства именно данного должника (обязательство художника написать картину и т.п.), допускается исполнение как самим должником, так и другим лицом за него. Уплаченное раньше срока не считается уплаченным не должно и не подлежит возврату: in diem debitor все-таки debitor (D. 12. 6. 10); наоборот, платеж условного долга в этом случае приравнивается к платежу несуществующего долга (D. 12. 6. 16).

  3. Платеж несуществующего долга должен быть произведен ошибочно вследствие извинительного заблуждения. Si quis indebitum ignorans solvit, per hanc actionem condicere potest; sed si sciens se non debere solvit, cessat repetitio - если кто-нибудь по незнанию платит недолжное, он может с помощью этого иска потребовать обратно; если же он платит, зная, что не должен, возврат не допускается (D. 12. 6. 1. 1). "Cuius per errorem dati repetitio est, eius consulto dati donatio", т.е. если что-нибудь платится по ошибке, то имеет место истребование обратно, если же это платится намеренно, сознательно, то это рассматривается как дарение (D. 50. 17. 53. Paulus). He допускался возврат уплаченного ex causa iudicati, на основании судебного решения, хотя бы такое решение оказалось не имеющим силы (D. 5. 1. 74. 2).
Предмет кондикции

Предметом condictio indebiti является обогащение получившего платеж, т.е. поступившие в состав имущества (или сохранившиеся в имуществе благодаря платежу) ценности или их эквиваленты. Quod indebitum per errorem solvitur, aut ipsum aut tantundem repetitur - если по ошибке платят недолжное, то можно истребовать обратно или уплаченное, или такое же количество (D. 12. 6. 7).

Если ценность, поступившая по платежу, погибает по случайной причине, condictio indebiti не дается, т.е. риск случайной гибели передаваемых предметов несет лицо, совершающее платеж.

Вместе с полученным платежом возвращаются и всякого рода приращения: quod rei solutae accessit, venit in condictionem (D. 12. 6. 15. pr.), например, приплод от рабыни, намыв участка, плоды от вещи и т.д.

8.8.5. Condictio ob rem dati (иск о возврате предоставления, цель которого не осуществилась)

Datio ob causam и ob rem

Противопоставление causa и res, которое делает в нижеприводимом отрывке римский юрист, приурочивается к пониманию causa как causa praeterita, т.е. имевшей место в прошлом, и res как будущей цели:

Мы даем или ob causam, или ob rem: ob causam - это значит ввиду прошлого основания, например, я даю потому, что получил нечто от тебя, или потому, что тобою нечто сделано; в этих случаях, если даже основание оказалось мнимым, требовать возврата денег нельзя; ob rem, ввиду определенного дела, дается с тем, чтобы нечто последовало за этим; если этого не последует, имеет место возврат данного.

В тех случаях, когда causa также относится к будущему и затем не осуществляется, требование о возврате предоставления признается; в праве Юстиниана в этих случаях иск называют condictio causa data causa non secuta (т.е. кондикция, даваемая в тех случаях, когда предоставление сделано ввиду определенной causa, а она не осуществилась).

Если лицо приняло обязательство, имея в виду определенное основание, а это основание не осуществилось, то следует признать, что имеет место condictio.

Таким образом, condictio ob rem dati дается в тех случаях, когда одно лицо получает за счет другого какую-нибудь имущественную ценность ввиду определенной цели, определенного основания, а это основание не осуществилось.

Необходимые условия этой кондикции

Для возникновения этой разновидности квазиконтрактных обязательств требуется наличие следующих условий:

  1. Предоставление имущественной выгоды одним лицом другому: передача права собственности, принятие первым лицом обязательства в пользу второго, погашение обязательства второго лица в отношении первого и проч.

  2. Предоставление имущественной выгоды должно быть сделано, имея в виду определенную цель, определенное основание, предполагающее наступление какого-то будущего события, с которым связывается предоставление; например, вещи передаются в качестве приданого в связи с ожидаемым браком, уплачивается определенная сумма для организации поездки лица по определенному делу в другой город и т.д.

  3. Цель или основание, ввиду которых сделано предоставление, не осуществляется. Fundus dotis nomine traditus si nuptiae insecutae non fuerint, condictione repeti potest - если участок передан в качестве приданого, а брак не состоялся, можно требовать кондикционным иском возврата предоставленного (D. 12. 4. 7.1).
Предмет иска

При наличии названных условий лицо, за счет которого обогатилось другое лицо, имеет к последнему кондикционный иск о возврате сделанного предоставления (с плодами, приращениями и т.п.) (D. 12. 4. 7. 1).

8.8.6. Condictio ex causa furtiva и condictio ex iniusta causa (возврат полученного от кражи и по незаконному основанию)

Понятие кондикций из противозаконного основания

По этому вопросу в Дигестах имеется следующее указание:

Сабин одобрял мнение древних юристов, полагавших, что то, что находится у кого-нибудь по незаконному основанию, может быть истребовано с помощью condictio; такого мнения держится и Цельз.

Это место источников понималось некоторыми учеными в том смысле, что в конце республики (когда жил Сабин) сложилось путем обычая общее правило, что факт нахождения в имуществе одного лица ценностей другого по неправомерному основанию дает возможность истребовать от него это незаконное обогащение. Однако новейшие исследования этого вопроса заставляют признать, что приведенный отрывок Дигест нельзя понимать так широко. Именно для классического права можно считать бесспорным, во-первых, существование condictio ex causa furtiva: вещи, полученные посредством кражи, естественно, не становятся собственностью вора, и могут быть виндицированы собственником - но odio furum (по выражению Гая, 4. 4) буквально: "из ненависти к ворам", т.е. для предоставления собственнику бо?льших удобств для истребования своих вещей, допустили также и кондикционный иск для возврата полученного посредством кражи (иск, предполагающий деликт - кражу, но основанный все-таки на res, на получении вором известных ценностей из имущества другого). Далее, известны были другие отдельные случаи безнравственного или противозаконного получения: condictio ob turpem causam, т.е. возврат того, что получено лицом бесчестно, по такому основанию, которое позорит его (сюда можно отнести также и кражу).

Наконец, было допущено применение кондикдии в отдельных случаях неправомерного получения лицом известных ценностей за счет другого (condictio ex iniusta causa), например, признавалась (хотя не единодушно - Лабеон возражал) кондикция за лицом, насильственно лишенным владения земельным участком, si quis de fundo vi deiectus sit (D. 47. 2. 25. 1); condictio ex iniusta causa допускалась для истребования вещей, взятых одним из супругов у другого - res amotae (применять к взаимным отношениям между супругами понятие furtum находили неудобным) (D. 25. 2. 1; 6. 5; 25); для истребования заложенной вещи по уплате долга, обеспеченного залогом, и доходов, полученных от заложенной вещи после уплаты долга (D. 12. 1. 4. 1).

Случаи condictio ex causa furtiva, ob turpem causam, ex iniusta causa имеют ту особенность, что наряду с объективным моментом - обогащения одного лица за счет другого (вследствие чего обязательство характеризуется как возникающее re, т.е. так же, как реальные контракты, откуда причисление к obligationes quasi ex contractu) - здесь имеет место и субъективный момент - недобросовестность обогатившегося (должника).

Condictio ex causa furtiva

Condictio ex causa furtiva (или просто condictio furtiva) дается только тому, за чей счет обогатился вор, т.е. собственнику вещи (а не всякому вообще заинтересованному), как было бы, если бы это был деликтный иск: in furtiva re soli domino condictio competit - из кражи кондикция дается одному только собственнику (D. 13. 1. 1). Ответчиком по иску является только вор (и его наследники, D. 13. 1. 9); всякого рода соучастники и пособники вора отвечают по деликтному иску - actio furti, но не по condictio furtiva: proinde etsi ope consilio alicuius furtum factum sit, condictione non tenebitur, etsi furti tenetur - если кража совершена с помощью или по совету какого-нибудь лица, то, хотя оно и отвечает по actio furti, по condictio furtiva оно отвечать не будет (D. 13. 1. 6).

Предметом condictio furtiva является прежде всего возврат похищенного; но ввиду преступного способа получения чужого имущества вор, кроме того, отвечает за случайную гибель вещи, durat condictio aestimationis eius - кондикция сохраняется на стоимость вещи) (D. 13. 1. 8. рr.), причем вор обязан в этом случае уплатить наивысшую цену, какую вещь имела за время между похищением и присуждением (D. 13. 1. 8. 1); наконец, по condictio furtiva должны быть не только возвращены все фактически полученные плоды, но и все те, какие мог бы получить потерпевший от кражи (D. 13. 1. 20).

Condictio ob turpem и ob iniustam causam

В общем, на тех же положениях строится и присуждение по condictio ob turpem causam и пo condictio ob iniustam causam, предполагая, что безнравственность основания обогащения имеется только на стороне обогатившегося.

В тех случаях, когда имеет место порочное поведение и со стороны дающего, и со стороны получающего, мы считаем, что нельзя требовать возврата предоставления, например, если уплатили денежную сумму за неправосудное решение.

8.8.7. Общий иск о возврате неосновательного обогащения (condictiones sine causa)

Общая condictio sine causa

Помимо специальных видов condictiones, изложенных в предыдущих параграфах, в источниках встречаются отдельные случаи, когда condictio дается в силу одного факта неосновательного обогащения за чужой счет: condictio sine causa, без ближайшего определения.

Примеры применения общей кондикции

Примеры, относящиеся к классическому праву, можно обобщить так: кондикция дается в тех случаях, когда вещи одного лица фактически потреблены другим или стали принадлежать ему на праве собственности (чужие деньги смешаны с собственными деньгами данного лица), так что собственник вещей утрачивает виндикационный иск для истребования их. В этих случаях на место утраченной виндикации дается condictio: consumpta pecunia condictionem habet - раз деньги израсходованы, дается condictio (D. 12. 1. 19. 1). Отдельные случаи такой condictio sine causa находим в следующих источниках.

Беглый раб дал взаймы другому лицу деньги своего dominus; так как раб мог передать право собственности на вещи dominus только с согласия последнего, то в данном случае mutuum не возникал, и dominus мог свои nummi (монеты) виндицировать при условии, конечно, если они сохранялись у получившего и можно было установить, какие именно монеты принадлежат истцу. "Если же ты (получивший), - говорит юрист, - sine dolo malo consumpsisti - без злого умысла израсходовал эти деньги (или, добавим, просто смешал их со своими), можно предъявить condictio для истребования соответствующей суммы" (D. 12. 1. 11. 2). Такие же последствия наступают при получении взаймы от сумасшедшего (D. 44. 7. 24).

Другой пример. Совершено дарение одним супругом другому, не разрешавшееся в Риме: si quidem exstet res (подаренная), vindicetur, si consumpta sit, condicatur hactenus, quatenus locupletior, quis eorum factus est (D. 24. 1. 5. 18), т.е. если подаренная вещь остается у одаренного, она подлежит виндикации; если она потреблена, дается condictio в размере обогащения одаренного супруга. Этот пример стоит как бы на грани между такой общей condictio sine causa и condictio ex iniusta causa, как говорит Гай в D. 24. 1. 6: quod ex non concessa donatione retinetur, id aut sine causa aut ex iniusta causa retineri intellegitur: ex quibus causis condictio nasci solet (т.е. то, что кто-нибудь удерживает в своем имуществе из недозволенного дарения, считается удерживаемым без основания или по неправомерному основанию: из этих оснований обычно вытекает condictio).

Встречаются указания на применение condictio sine causa даже в таких случаях, когда обогащение одного за счет другого происходит помимо человека, действием природы; например, еа, quae vi fluminum importata sunt, condici possum, т.е. то, что принесено силой течения, может быть истребовано посредством condictio (D. 12. 4. 2).

Разновидность condictio sine causa представляет случай, когда известная ценность поступает в имущество данного лица на законном основании, но затем это основание отпало (causa finita); например, в обеспечение обязательства был дан задаток: обязательство исполнено, а задаток остался у кредитора; его можно истребовать посредством condictio sine causa (D. 19. 1. 11. 6); другой пример: condictio sine causa давалась для истребования расписки должника, оставшейся у кредитора, несмотря на погашение долга (С. 4. 9. 2).

Руслан Лирко
Руслан Лирко
Украина, Львов
Владислав Мартынов
Владислав Мартынов
Россия, г. Раменское