Опубликован: 15.04.2017 | Доступ: свободный | Студентов: 352 / 43 | Длительность: 26:10:00
Специальности: Юрист, Преподаватель
Лекция 8:

Отдельные виды договоров и квазиконтракты

8.7. Pacta vestita ("одетые" pacta). Неформальные соглашения с исковой силой

8.7.1. Виды pacta vestita

Понятие "одетого" пакта

Неформальное соглашение (pactio, pactum), не подходившее ни под один из типов, изложенных в предыдущих главах, системы контрактов, было лишено исковой силы и потому называлось голым, nuda pactio, nudum pactum. Nuda pactio obligationem non parit, простое, неформальное соглашение не порождает обязательства - таков был исконный принцип римского права. По мере развития торговли и вообще деловых отношений в рабовладельческом обществе неформальные pactiones, выходившие за рамки установленных типов контрактов, стали заключаться все чаще и чаще. Оставление их без защиты не соответствовало требованиям развившегося оборота и подрывало устойчивость деловых связей. Несмотря на это, названный принцип, что nuda pactio не пользуется исковой защитой, остался в римском праве до конца его развития.

Правда, в преторский эдикт было включено такое указание:

- Неформальные соглашения, в которых не будет dolus malus, которые не будут противоречить законам, постановлениям народного собрания, решениям сената, декретам и эдиктам императоров и не будут направлены в обход какой-либо из этих норм, я буду защищать.

Однако такое общее признание pacta выражалось не в исковой их защите, а только в возможности сослаться на pactum в порядке возражения (exceptio pacti). Исковая сила была придана лишь некоторым категориям pacta в виде исключения, когда отмеченные выше неудобства особенно сказывались.

Виды "одетых" pacta

Эти исключительные случаи, когда простой, неформальный pactum получал исковую защиту, носят общее наименование pacta vestita (пакты "одетые", снабженные иском). Они делятся на три группы: pacta adiecta (присоединенные к договору); pacta praetoria (преторские); pacta legitima (признанные императорскими законами).

8.7.2. Pacta adiecta

Понятие

Под именем pacta adiecta разумеются дополнительные к главному договору соглашения, имеющие целью внести какие-либо видоизменения в юридические последствия главного договора, в частности, возложить на ту или другую сторону в договоре какие-либо дополнительные обязанности.

Виды

Такие дополнительные соглашения могли быть присоединены к основному договору при самом заключении договора, in continents, или же в дальнейшем, по прошествии некоторого промежутка времени, ex intervallo.

...Мы привыкли говорить, что дополнительные соглашения входят в содержание bonae fidei iudicia. Однако это нужно понимать так, что если такие добавочные соглашения последуют немедленно [по заключении главного договора], хотя бы они были присоединены со стороны истца. Но если дополнительное соглашение присоединено через некоторый промежуток времени, оно не входит в основной договор и не получает силы: из простого pactum не должен возникать иск.

Таким образом, как правило, в качестве pactum adiectum, снабженного иском из главного договора, служили только добавочные соглашения, присоединенные непосредственно за заключением главного договора. Например, продающий земельный участок тут же условливается act complendum id quod pepigerunt (в дополнение к тому, что содержит в себе договор), что продавец оставляет проданный участок в своем арендном пользовании или что, если покупатель будет, в свою очередь, продавать этот участок, чтобы он прежде всего предложил продавцу, а не постороннему (D. 18. 1. 75). Здесь получило отражение, с одной стороны, выдвинутое претором положение pacta conventa servabo, в том смысле, что неформальные соглашения все-таки служат основанием для exceptio против иска кредитора, а с другой стороны, признание цивильным правом leges, условий, вставлявшихся сторонами в заключаемые ими договоры в качестве их составной части.

Pacta, присоединенные к договору лишь по истечении некоторого времени, имели юридическое значение только в том случае, если по своему содержанию они были направлены на то, чтобы сделать положение должника более льготным (ad minuendam obligationem), а не более тяжелым (ad augendam obligationem). Так, например, соглашение о приближении срока исполнения, об увеличении размера процентов и т.п., заключенное ex intervallo, не получало юридической силы (D. 2. 14. 7. 5).

- Дополнительные соглашения, заключенные позднее основного договора и в чем-нибудь сокращающие обязательство из купли, считаются содержавшимися в основном договоре [и следовательно, имеют силу]; наоборот, pacta, увеличивающие обязанность, не считаются включенными в договор [т.е. силы не имеют].

Таким образом, если pactum направлено на уменьшение обязанности должника (в смысле размера, условий исполнения и т.д.), оно получает юридическое значение как в том случае, когда заключено непосредственно вслед за главным договором, так и в том случае, если оно заключено через некоторый промежуток времени. Так как на эту оговорку приходится ссылаться должнику, то претор давал ему в этих случаях exceptio pacti conventi. При этом, если дело шло о контракте строгого права (stricti iuris), как, например, стипуляции, нужно было испросить у претора включение в формулу иска соответствующей exceptio; если же иск предъявлялся из контракта bonae fidei, например, из купли-продажи, такая exceptio предполагалась включенной в формулу сама собой.

Если pactum направлено на усиление обязательства должника (ad augendam obligationem), то различие pacta, заключенных in continenti и ex intervallo, получало непосредственное практическое значение: в первом случае по общему правилу эти pacta получали исковую силу (в отдельных случаях, даже и при этом условии, pactum не порождало иска, например, даже присоединенное in continenti к договору займа соглашение о процентах не получало исковой защиты); если же эти pacta присоединялись ex intervallo, они силы не имели (D. 2. 14. 17. 5).

8.7.3. Преторские соглашения (pacta praetoria)

Constitution debiti

К числу pacta, "одетых" претором и потому называемых praetoria, принадлежало constitutum debiti, receptum, pactum iurisiurandi.

Constitutum debiti называется неформальное соглашение, по которому одно лицо обязуется уплатить другому уже существующий долг (и этим подтверждает долг, откуда название constitutum).

С помощью constitutum debiti можно было обязаться уплатить свой (существующий) долг, constitutum debiti proprii, или же долг другого лица, constitutum debiti alieni.

Подтверждение собственного долга первоначально имело тот смысл, что этим соглашением определялся точный срок платежа, причем, как правило, в этой форме должник получал отсрочку исполнения. В связи с этим actio de pecunia constituta, которую претор давал на случай, если должник, получив по constitutum более отдаленный срок для платежа, чем было предусмотрено первоначальным договором, все-таки не платил и в этот льготный срок, сопровождалась sponsio dimidiae partis, обещанием уплатить в виде штрафа половину суммы долга (тогда как condictio certae creditae pecuniae, дававшаяся для требования первоначального долга, сопровождалась sponsio tertiae partis) (Гай. 4. 171).

С течением времени сфера применения constitutum расширилась: так, первоначально этот вид пактов применялся только к денежным долгам (это видно, между прочим, из названия иска - actio de pecunia constituta); в праве Юстиниана он был распространен уже на обязательства предоставить всякие другие вещи (С. 4. 18. 2); вначале можно было подтверждать только безусловный долг, позднее не было препятствий подтвердить в этой форме и условный долг (D. 13. 5. 19. рr.).

Constitutum debiti alieni, по которому лицо принимало обязательство уплатить чужой долг, было зачаточной формой поручительства (см. п. 8.2.2.).

Заключая constitutum, можно было при этом и изменить предмет долга; Ульпиан рассуждает так: при платеже допускается (разумеется, по соглашению сторон) предоставление одной вещи вместо другой, поэтому nihil prohibet et aliud pro debito constitui (нет препятствий обещать по constitutum вместо предмета долга и нечто иное). Равным образом допускалось изменение места исполнения (D. 13. 5. 5. рr.) и других пунктов договора.

Receptum

Под именем receptum в преторском эдикте были объединены три категории, по существу, не имевшие между собой ничего общего: a) receptum arbitrii - соглашение об исполнении роли третейского судьи; б) receptur nautarum, cauponum, stabulariorum - соглашение с хозяином корабля, гостиницы, постоялого двора об ограждении безопасности вещей проезжих; в) receptum argentariorum - соглашение с банкиром об уплате за счет клиента какой-либо ценности.

  1. Receptum arbitrii. Ait praetor: "Qui arbitrium pecunia compromissa receperit" (D. 4. 8. 3. 2), т.е. кто взял на себя рассмотреть дело, на основании состоявшегося между спорящими сторонами соглашения (против того, подразумевается, будет дан иск). Следовательно, этот pactum состоит в том, что два лица, пришедшие между собой к соглашению о передаче своего спора на разрешение третейского судьи arbiter, заключают затем соглашение с намеченным арбитром; это последнее соглашение и называется receptum arbitrii.

    Из этого соглашения для арбитра вытекает обязательство рассмотреть принятое им дело. По этому поводу в Дигестах (4. 8. 3. 1) говорится, что претор никого не может заставить принять на себя роль третейского судьи (arbitrium recipere), так как это свободное дело каждого, и нет надобности принудительно возлагать такие обязанности на кого-либо, но если кто-нибудь уже принял на себя рассмотрение дела в качестве третейского судьи, то это дело претор считает относящимся ad curam et sollicitudinem suam, к предметам его забот и защиты: нужно, чтобы переданное арбитру дело было закончено и чтобы не нарушалось доверие лиц, избравших посредника quasi virum bonum как добропорядочного человека. За уклонение от исполнения receptum arbitrii третейский судья подвергался штрафу (D. 4. 8. 32. 12). Только при наличии особо уважительных причин третейскому судье разрешалось не исполнить принятого на себя обязательства; в качестве таких уважительных причин могут служить, например, враждебные отношения, установившиеся между спорящими сторонами и арбитром после заключения receptum; болезнь арбитра, возложение на него публичных обязанностей, не позволяющих исполнить задачу арбитра, и т.п. (D. 4. 8. 15. 16. 1).

  2. Receptum nautarum, cauponum, stabulariorum.

    В преторском эдикте сказано: "Если хозяева кораблей, содержатели трактиров и постоялых дворов не вернут принятых от кого-либо на хранение вещей, я дам против них иск".

    Это распоряжение преторского эдикта признается его комментатором Ульпианом (D. 4. 9. 1. 1) весьма полезным ввиду того, что в большинстве случаев лица, пользующиеся услугами названных предприятий и лиц, вынуждены доверять им и оставлять у них на хранение свои вещи (например, лошадь в стойле). Ответственность хозяина корабля, содержателя трактира и постоялого двора перед путешественниками и другими посетителями имела место etiamsi sine culpa eius res periit vel damnum datum est, nisi si quid damno fatali contingit (D. 4. 9. 3. 1), т.е. даже если вещь пропадет или будет причинен вред без вины принявшего вещи; он освобождается от ответственности только в том случае, если ущерб наступит в силу случайного бедствия. С другой стороны, надо принять во внимание, что передача багажа путешественника на хранение содержателю предприятия, в котором путешественник оказался, происходит автоматически, omnium eum recipere custodiam, quae in navem illatae sunt: лишь бы вещи поступили при эксплуатации данного предприятия (D. 4. 9. 3. 2), и отказаться от принятия вещей на хранение содержатели названных предприятий не имеют права.

    Все это позволяет признать, что ответственность содержателей гостиниц, постоялых дворов и т.д. была нормирована довольно строго. Это объясняется наблюдавшимися на практике нередкими случаями, когда подобного рода трактирщики, корчмари и т.п. оказывались соучастниками воров, так что путешествия были далеко не безопасными; возложением на трактирщиков, содержателей постоялых дворов и т.д. ответственности за целость вещей путешественников независимо от личной вины трактирщика и т.п. имелось в виду хотя бы несколько сократить наблюдавшиеся случаи обворовывания путешественников и способствовать большей безопасности путешествий, тем более что останавливаться в гостиницах и т.п. были вынуждены и высшие слои населения (D. 4. 9. 1. 1).

    Для защиты путешественников, потерпевших от кражи, порчи и т.п. вещей, с которыми они пришли на корабль, на постоялый двор или в трактир, претором давалась actio in factum о возмещении ущерба, понесенного собственником вещи (иск реиперсекуторный, см. п. 2.3.2.).

  3. Receptum argentarii. Этим именем называется неформальное соглашение, по которому банкир или меняла принимают обязательство перед своим клиентом уплатить его долг какому-либо третьему лицу. Таким образом, receptum argentarii, подобно constitutum debiti aliena, служило целям поручительства. В большинстве случаев банкир, выступая по этому receptum в роли поручителя, имел гарантию в тех суммах, какие клиент держал у банкира; но необходимым условием действительности receptum argentarii это обстоятельство не являлось. При Юстиниане receptum argentarii было поглощено constitutum debiti alieni (С. 4. 18. 2. pr.).

Значение receptum, в общем, заключалось в том, что, во-первых, это было для банкира средством укрепить кредит своего клиента, а во-вторых, receptum могло служить для клиента, имеющего у банкира достаточный вклад, средством произвести оплату долга в другом городе через посредство банкира.

В отличие от constitutum, receptum argentarii не предполагало в качестве необходимого условия для его действительности существование какого-то ранее установленного долга; кроме того, оно и в классическом праве могло относиться не только к денежным долгам, но и к обязательствам предоставить всякого рода иные вещи.

В связи с общими правилами о представительстве из receptum argentarii возникали следующие последствия. Банкир не становился должником третьего лица, третье лицо оставалось кредитором только клиента банкира, к этому клиенту третье лицо и направляло свою претензию, но если у клиента банкира не оказывалось средств для оплаты, он предлагал своему кредитору получить с банкира, гарантировавшего платеж со стороны клиента; если банкир отказывался платить, клиент получал против него actio recepticia. В кодификации Юстиниана это название иска заменено (в связи с исчезновением из практики receptum argentarii) посредством actio de pecunia constituta; в западной части Римской империи receptum argentarii, по-видимому, некоторое применение находило до падения Рима.

Pactum iurisiurandi

Pactum iurisiurandi представляет собой добровольное внесудебное соглашение, посредством которого истец обещает не взыскивать с должника по обязательству, если должник присягнет, что он ничего не должен, или, наоборот, должник обещает исполнить требование кредитора, если тот присягнет, что его требование обоснованно и сохраняет силу. Если сторона в дальнейшем своем поведении не посчитается с данной присягой, претор в зависимости от обстоятельств дает или exceptio iurisiurandi, или actio de iureiurando.

Exceptio iurisiurandi дается должнику, присягнувшему в том, что он ничего не должен, для того, чтобы отбить иск, предъявленный к нему кредитором вопреки pactum iurisiurandi. Наоборот, истец, присягнувший в том, что он - кредитор, может взамен иска из договора предъявить к должнику actio de iureiurando: это для него выгодно в том отношении, что ему достаточно доказать факт присяги, но не нужно доказывать существование самого права требования.

Руслан Лирко
Руслан Лирко
Украина, Львов
Владислав Мартынов
Владислав Мартынов
Россия, г. Раменское