Опубликован: 15.04.2017 | Доступ: свободный | Студентов: 357 / 45 | Длительность: 26:10:00
Специальности: Юрист, Преподаватель
Лекция 8:

Отдельные виды договоров и квазиконтракты

8.8. Оbligationes quasi ex contractu (обязательства как бы из договора)

8.8.1. Понятие и виды обязательств quasi ex contractu

Понятие обязательства как бы из договора

Как уже указано выше (п. 8.1.2.), термином "обязательства как бы из договора" обозначаются те случаи, когда между двумя сторонами, не состоящими между собою в договоре, устанавливаются обязательственные отношения, по своему характеру и содержанию сходные с договорными обязательствами. В данном случае обязательства возникают или из односторонних сделок, или некоторых иных фактов, не являющихся ни договором, ни недозволенным действием. Давая этим обязательствам такое наименование, римские юристы делают отсюда и практические выводы, состоящие в том, что возникающие в такого рода случаях спорные вопросы об условиях и пределах ответственности сторон разрешаются аналогично тому, как они решаются применительно к соответствующим договорам.

Виды

Основные случаи обязательств quasi ex contractu следующие:

  1. Negotiorum gestio - ведение чужих дел (или вообще забота о чужом деле) без поручения. Как видно из установившегося в позднейшей литературе дополнения к римскому термину negotiorum gestio, т.е. ведение дел, еще слов "без поручения", данный вид обязательства является аналогичным тому, которое возникает из договора mandatum.

  2. Обязательства, возникающие вследствие неосновательного обогащения одного лица за счет другого. Этой рубрикой охватывается несколько специальных случаев, как то: требование возврата недолжного, уплаченного по ошибке; требование возврата того, что получено другим лицом, вследствие неосуществления того основания, которое имелось в виду, когда совершалось предоставление; требование возврата, недобросовестно приобретенного, и проч. Вся эта группа обязательств как бы из договоров имеет по своей сущности сходство с реальными контрактами, где также обязательство возникает на основе передачи вещей от одной стороны другой. Разумеется, между обеими категориями отношений имеется и коренное различие: при реальных контрактах вещь переходит из имущества одного в имущество другого на основании соглашения сторон, вследствие чего обогащение получателя вещи не может считаться sine causa, в данном же случае обязательство возникает именно из факта нахождения ценности в имуществе одного лица за счет другого без законного для этого основания.

8.8.2. Ведение дел без поручения (negotiorum gestio)

Понятие negotiorum gestio

В преторском эдикте сказано: "Если кто-либо будет вести дела другого лица или дела какого-нибудь умершего лица, я дам на этом основании иск".

Ведение дел, negotiorum gestio, в специальном смысле (как источник обязательства) означает такое отношение, когда одно лицо (negotiorum gestor) ведет дела другого лица (dominus), управляет его имуществом и т.п., не имея на то поручения от этого другого лица.

В тех случаях, когда ведущий дело (гестор) имеет соответствующее поручение от хозяина дела, имеет место договор mandatum, на основе которого и определяются отношения между сторонами. Если же поручения нет, нельзя говорить об обязательстве ex contractu; но так как в этом случае отношение имеет такой же облик, как и в первом случае, то обязательство, возникающее из такой добровольной, не вытекающей ни из закона, ни из договора заботы о чужом имуществе, называется obligatio quasi ex contractu.

Значение negotiorum gestio

Ульпиан в своем комментарии, написанном на преторский эдикт, называет это распоряжение эдикта (и следовательно, этот вид обязательства) необходимым, "так как для отсутствующих очень важно и выгодно, чтобы не оставаться беззащитными и не терпеть в отношении владения и продажи вещей, отчуждения залога или не лишиться иска о взыскании штрафа или не потерять несправедливо свою вещь" (D. 3. 5. 1).

Действительно, инициатива и забота со стороны гестора предупреждает для отсутствующих, вообще не имеющих возможности, в силу каких-то причин, позаботиться о своих делах, а также в отношении hereditas iacens (наследства, еще не принятого наследниками), возможность ущерба, угрожающего интересам хозяина.

Иски

В случаях negotiorum gestio преторский эдикт давал иски (bonae fidei), подобные искам манданта и мандатария: actio negotiorum gestorum directa - хозяину дела и actio negotiorum gestorum contraria - гестору.

Если кто-нибудь вел дела отсутствующего лица, хотя бы и без его ведома, но что-то израсходовал на его дело хозяйственно целесообразно, или даже сам обязался по делу отсутствующего, то имеет иск на этом основании: в данном случае и на той, и на другой стороне возникает иск, называемый иском из ведения дел.

Необходимые элементы

Необходимые предпосылки для возникновения этого вида обязательств:

  1. Ведение чужих дел. "Negotia sic accipe, sive unum sive plura", - говорит Ульпиан, т.е. ведение дел может выразиться в совершении или проведении какого-нибудь одного дела, нескольких дел, или в управлении всем имуществом известного лица (D. 3. 5. 3. 2). По содержанию "дело" может непосредственно касаться имущества данного лица, например, ремонт дома, принадлежащего этому лицу. Но может быть и иное положение: когда gestor исполнял известное дело, оно не было делом данного лица, но в дальнейшем благодаря ratihabitio, одобрению, последовавшему от данного лица, оно стало его negotium (ratihabitio constituet tuum negotium, qued ab initio tuum non erat, sed tua contemplatione gestum - одобрение сделает твоим дело, которое с самого начала не было твоим, но совершено, имея в виду тебя) (С. 3. 5. 5. 11).

    Не является существенным совершение гестором каких-либо юридических действий, равно как и значительность дела, взятого на себя гестором: всякая забота, приложенная одним лицом к имуществу другого (например, лицо кормит раба или животное другого лица, исправляет его мебель и т.д.), уже позволяет при наличии других предпосылок говорить о negotiorum gestio. Чаще всего заботятся об имуществе лиц, отсутствующих из места нахождения имущества (utilitas absentium, выгода отсутствующих); но отсутствие хозяина имущества также не является необходимым признаком этого института, например, лицо может взяться за чужое дело потому, что непосредственно заинтересованный не может позаботиться о себе в силу тех или иных препятствий.

    Забота о чужом имуществе должна пониматься как факт совершения лицом известных действий, направленных на обслуживание чужого имущества; по каким соображениям это делается (общественный долг или личные соображения толкают гестора на совершение таких действий), не существенно.

    По этому иску отвечает не только тот, кто взялся за чужие дела и вел их добровольно и не под давлением необходимости, но также и тот, кто вел дела в силу какой-либо необходимости или предположения о наличии необходимости.

  2. Важно при этом только одно, чтобы лично перед хозяином дела на гесторе никакой обязанности совершать данные действия ни по договору, ни по закону не было. Следовательно, не может быть negotiorum gestor'oм ни лицо, имеющее поручение от хозяина дела, ни опекун хозяина дела, так как он обязан в силу закона заботиться о своем подопечном. Наоборот, когда действие совершается во исполнение морального долга или общего предписания закона (но в отношении данного лица), ведение дела обязывает dominus.

  3. Для того чтобы возник иск, ведение дела должно происходить за счет хозяина дела - contemplatione domini. Ведение дела "за счет другого лица" нужно понимать в том смысле, что ведущий дело имеет намерение отвести расходы, связанные с ведением дела, на это другое лицо, что у ведущего дело нет animus donandi, намерения своею деятельностью проявить щедрость по отношению к хозяину дела. Как говорится по другому поводу в источниках (D. 10. 3. 14. 1), нельзя мне требовать возмещения понесенных расходов, когда, производя эти расходы, neminem mini obligari volui - я не хотел никого обязать по отношению к себе. Если хозяином дела является не тот, кого считал хозяином гестор, это не служит препятствием для признания юридических последствий negotiorum gestio, но только в отношении подлинного хозяина дела (D. 3. 5. 5. 1).

  4. Ведение дел должно быть безвозмездным.
Обязательства сторон

Как лицо, проведшее чужое дело с пользой для хозяина, обязывает последнего своими действиями, так и обратно, это лицо обязано представить отчет в ведении дела. В этом случае гестор обязан с величайшей тщательностью отчитаться перед хозяином дела. При этом недостаточно прилагать к чужому делу такую заботливость, с какой гестор обычно относится к своим делам, раз только другой, более заботливый человек, провел бы данное дело более выгодно для хозяина.

Из этого отрывка источников можно сделать следующие выводы. Гестор должен относиться к чужому делу с полной тщательностью, вниманием и заботливостью, т.е. он отвечает за всякую вину.

Бывают, впрочем, исключительные случаи, когда ответственность гестора ограничивается: "Interdum in negotiorum gestorum actione Labeo scribit dolum solummodo versari; nam si affectione coactus, ne bona mea distrahantur, negotiis te meis optuleris, aequissimum esse dolum dumtaxat te praestare: quae sententia habet aequitatem" (D. 3. 5. 8. 9), т.е. иногда, по мнению Лабеона, по actio negotiorum gestorum ответственность имеет место только за dolus (и, конечно, за приравниваемую к нему culpa lata). Так, если ты взялся за мои дела под влиянием чувства особого ко мне расположения в связи с возникшей опасностью для моего имущества, то справедливо возложить на тебя ответственность только за dolus (и, подразумевается, за culpa lata). Ульпиан, передающий этот взгляд Лабеона, считает его весьма справедливым.

Выполнив дело, за которое он взялся, гестор обязан представить в этом деле отчет и сдать ценности, причитающиеся хозяину дела (D. 3. 5. 2).

Своими действиями он обязывает хозяина дела в том случае, если дело проведено utiliter, т.е. если можно признать действия гестора отвечающими интересам хозяина дела. Обязанность хозяина дела одобрить действия гестора и возместить ему понесенные при ведении дела затраты определяется исключительно этим признаком хозяйственной целесообразности действий независимо от достигнутого эффекта или результата.

Лицо, предъявляющее actio negotiorum gestorum [contraria], может воспользоваться этим иском не только в тех случаях, когда дело, которое вело это лицо, дало благоприятный результат, но достаточно и того, что ведение дела было хозяйственно целесообразно, хотя бы результата и не получилось. Так, если лицо устроило подпорки к дому или лечило больного раба, оно получит actio negotiorum gestorum, хотя бы дом сгорел или раб умер.

Среди римских юристов вызывал споры вопрос о том, имеет ли существенное значение субъективное отношение к данному имуществу со стороны хозяина дела: в дальнейшем изложении приведенного отрывка Дигест Ульпиан берет такой вариант казуса, что собственник оставил дом без ремонта, потому что считал, что он не стоит того, чтобы затрачивать на него сколько-нибудь значительные средства, или не считал этот дом для себя необходимым. Лабеон полагал, что собственник дома обязан возместить гестору расход даже и в этом случае; но Цельз "eleganter deridet" ("элегантно смеется") над таким мнением: по его мнению, нельзя считать ведение дела utiliter, когда гестор выполняет дело, не являющееся для хозяина необходимым или которое только обременит его. Такое решение дает и Ульпиан, даже в том случае, когда гестор думал, что его действия хозяйственно целесообразны.

Казуистику римских юристов можно обобщить такой формулой: действия гестора считаются совершенными utiliter и потому обязывают dominus, для которого эти действия выполнялись, если по конкретным обстоятельствам дела, учитывая и объективный, и субъективный моменты, гестор мог предполагать, что и сам dominus исполнил бы данные действия, если бы имел к тому возможность.

По религиозно-бытовым условиям одна категория расхода возмещалась гестору даже тогда, когда он действовал вопреки прямому запрету, - это расход на погребение умершего (давался даже специальный иск - actio funeraria) (D. 11. 7. 14. 13).

В тех случаях, когда dominus положительно одобряет деятельность гестора, вопрос о целесообразности действий гестора отпадает; своим одобрением хозяин дела уже разрешил его в положительном смысле и признал себя обязанным возместить понесенные гестором издержки. К этому случаю применимо правило ratihabitio mandato comparatur - одобрение приравнивается к поручению (D. 46. 3. 12. 4).

Вообще, как в только что названном случае прямо выраженного хозяином дела одобрения действий гестора, так и в тех случаях, когда на основе изложенных выше принципов хозяин обязан признать действия гестора для себя обязательными, отношения между ними определяются по тем же правилам, как и отношения между мандантом и мандатарием (см. п. 8.5.7.).

Если действия гестора нельзя признать произведенными utiliter и хозяин дела отказывает в одобрении их, гестор не только не получает возмещения произведенных им затрат, но еще обязан восстановить то положение, в каком находилось имущество хозяина дела до negotiorum gestio. В этом смысле источники (D. 3. 5. 10) говорят, что иногда гестор отвечает не только за culpa, но и за casus (случай); например, гестор начинает какое-то новое дело, которое является необычным для отсутствующего лица:

Если из такого дела получится ущерб, он ляжет на тебя [т.е. гестора], а если прибыль, то она поступит отсутствующему; но если в одном отношении дело даст прибыль, в другом - убыток, отсутствующее лицо должно зачесть одно за другое.

По общему же правилу, т.е. если negotiorum gestio протекает в соответствии с изложенными выше положениями, так что хозяин дела не может отказать в одобрении действий гестора, последний за casus не отвечает. В Дигестах дается пример: гестор приобрел хлеб для челяди dominus, по случайной причине хлеб погиб, гестор все-таки получит actio negotiorum gestorum contraria для возмещения понесенного расхода (D. 3. 5. 21).

Если гестор не имеет права на возмещение понесенных издержек, но, во всяком случае, может требовать от хозяина дела возврата тех ценностей, на которые тот обогатился от действий гестора (возврат неосновательного обогащения, см. п. 8.8.3.).

Ведение чужих дел в своем интересе

Своеобразный случай negotiorum gestio представляет ведение чужих дел в своем собственном интересе.

Если кто-нибудь вел мои дела, имея в виду не мои интересы, а свою выгоду, то он, по мнению Лабеона, вел скорее свое дело, чем мое… тем не менее, даже он будет отвечать по actio negotiorum gestorum. Однако если он сам понес какие-нибудь расходы в связи с моими делами, то он получит иск не в размере своих затрат, так как он взялся нечестно за мои дела, но лишь в размере моего обогащения.

Таким образом, если лицо сознательно ведет чужое дело не для того, чтобы оградить интересы хозяина дела, а получить какие-то выгоды для себя, то из такого поведения лица, ведущего дело, хозяин получает actio negotiorum gestorum directa на общих основаниях, как и при обычной negotiorum gestio. Что же касается гестора, то ему дается иск только при условии, если его действия дали хозяину дел какое-то обогащение; размерами этого обогащения (а не произведенными фактически затратами) определяется и размер ответственности перед таким гестором хозяина дела.

Наконец, может быть и такое положение, что лицо ведет известное дело, считая его своим, а оно в действительности является делом другого лица. Если действия такого мнимого гестора привели к его обогащению за счет хозяина дела (например, добросовестно считая вещь своей, гестор продал чужую вещь и оставил в своем имуществе покупную цену), он отвечает перед собственником вещи в размере своего обогащения. Для этой цели можно было предъявить actio negotiorum gestorum directa, но давалась и condictio, иск о возврате неосновательного обогащения. Общих последствий ведения дел в подобного рода случаях (в особенности ответственности за убытки) не возникает.

8.8.3. Обязательства из неосновательного обогащения (понятие и виды)

Понятие обязательств из неосновательного обогащения

Не может считаться окончательно установленным, получил ли признание в классическом римском праве общий принцип, что факт нахождения в имуществе одного лица обогащения за счет имущества другого лица без достаточного для того юридического основания порождает всегда обязательство первого о возврате неосновательного обогащения второму. Вместе с тем совершенно бесспорно, что в некоторых определенных категориях случаев такое обязательство возникало. Так как в этих случаях обязательство возникает из дозволенного действия, но договора между сторонами нет, а между тем последствия наступают сходные с возникающими из договоров, то эта разновидность обязательств также принадлежит к числу obligationes quasi ex contractu.

Виды

Обязательства из неосновательного обогащения получили защиту посредством кондикционного иска (condictio). Было бы, однако, неправильно отождествлять condictiones и иски из неосновательного обогащения: с помощью condictio защищалось и стипуляционное обязательство, и обязательство из займа, и др. Обязательства из неосновательного обогащения являются лишь одним из случаев применения кондикционного иска.

Основное деление кондикций делалось римскими юристами по предмету иска: в зависимости от того, составлял ли предмет иска certa pecunia, certa res или incertum, различались condictio certae pecuniae, condictio certae rei, condictio incerti.

Основными категориями обязательств из неосновательного обогащения были: a) condictio indebiti (иск о возврате недолжно уплаченного); б) condictio ob rem dati (иск о возврате предоставления, цель которого не осуществилась); в) condictio ex causa furtiva (иск о возврате полученного вследствие кражи), condictio ex iniusta causa (пo несправедливому или неправильному основанию).

В отдельных случаях давался также общий иск о возврате неосновательного обогащения (condictio sine causa).

Руслан Лирко
Руслан Лирко
Украина, Львов
Владислав Мартынов
Владислав Мартынов
Россия, г. Раменское