Московский государственный юридический университет им. О.Е. Кутафина
Опубликован: 22.04.2011 | Доступ: свободный | Студентов: 2915 / 775 | Оценка: 4.29 / 4.21 | Длительность: 16:35:00
ISBN: 978-5-9963-0494-3
Специальности: Юрист
Лекция 14:

Правовое регулирование электронной цифровой подписи

< Лекция 13 || Лекция 14: 12 || Лекция 15 >

При аннулировании сертификата ключа подписи удостоверяющий центр оповещает об этом пользователей сертификатов ключей подписей путем внесения в реестр сертификатов ключей подписей соответствующей информации с указанием даты и времени аннулирования сертификата ключа подписи, за исключением случаев аннулирования сертификата ключа подписи по истечении срока его действия, а также извещает об этом владельца сертификата ключа подписи и полномочное лицо (орган), от которого получено указание об аннулировании сертификата ключа подписи.

Закон указывает так называемые "случаи замещения печатей". Это означает, что содержание документа на бумажном носителе, заверенного печатью и преобразованного в электронный документ, в соответствии с нормативными правовыми актами или соглашением сторон может заверяться электронной цифровой подписью уполномоченного лица. В случаях, установленных законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации или соглашением сторон, электронная цифровая подпись в электронном документе, сертификат которой содержит необходимые при осуществлении данных отношений сведения о правомочиях его владельца, признается равнозначной собственноручной подписи лица в документе на бумажном носителе, заверенном печатью.

Следует заметить, что ни статья 160 ГК РФ, регулирующая вопросы письменной формы сделки, ни статья 434 ГК РФ, посвященная форме договора, не выдвигают в качестве обязательного требования скрепление документов печатями. Более того, в соответствии с п. 1 ст. 160 ГК РФ скрепление печатью отнесено к одному из дополнительных требований к форме сделки, который может устанавливаться законом, нормативным правовым актом или соглашением сторон. Хотя скрепление договоров и иных документов печатью получило широкое распространение в хозяйственной практике, но распространение этого положения на электронные документы нельзя признать обоснованным.

Вообще, в отечественном праве одними из первых нормативно-правовых актов, определяющих юридическую значимость электронного документа, были инструктивные указания Госарбитража СССР от 29 июня 1979 г. № И-1-4 "Об использовании в качестве доказательств по арбитражным делам документов, подготовленных с помощью электронно-вычислительной техники", где указано, что стороны по арбитражным делам в обоснование своих требований и возражений вправе представлять арбитражам документы, подготовленные с помощью электронно-вычислительной техники. Эти документы, поскольку они содержат данные об обстоятельствах, имеющих значение для дела, должны приниматься органами арбитража на общих основаниях в качестве письменных доказательств.

Арбитражным судам предписывается требовать от сторон, чтобы представляемые ими документы, подготовленные с помощью электронно-вычислительной техники, были надлежащим образом оформлены. В этих документах должно быть указано, какой вычислительный (информационно-вычислительный) центр и когда их изготовил. Наименование центра и дата изготовления документа могут проставляться автоматически с помощью электронно-вычислительной техники либо любым другим способом. Если обязательными для сторон правилами или договором установлено, что документ, подготовленный с помощью электронно-вычислительной техники, должен быть подписан соответствующими должностными лицами, то судам надлежит требовать представления таких документов.

Вслед за Госарбитражем СССР признал подобные доказательства и Верховный суд. В постановлении Пленума Верховного суда СССР от 9 июля 1982 г. № 7 "О судебном решении" сказано: "В обоснование решения суд в случае необходимости вправе сослаться и на письменные доказательства в виде документов, полученных с помощью электронно-вычислительной техники. Эти документы принимаются в качестве доказательств при условии их надлежащего оформления в соответствии с установленным порядком".

Чуть позже Пленум Верховного суда СССР в Постановлении № 3 от 3 апреля 1987 г. "О строгом соблюдении процессуального законодательства при осуществлении правосудия по гражданским делам" дал более широкое разъяснение: "В случае необходимости судом могут быть приняты в качестве письменных доказательств документы, полученные с помощью электронно-вычислительной техники. С учетом мнения лиц, участвующих в деле, суд может также исследовать представленные звуко-, видеозаписи. Эти материалы оцениваются в совокупности с другими доказательствами".

Примерно в это же время вышел Государственный стандарт Союза ССР (ГОСТ 6.10.4-84): "Придание юридической силы документам на машинном носителе и машинограмме, создаваемым средствами вычислительной техники".

Стандарт установил требования к составу и содержанию реквизитов, которые придают юридическую силу документам на машинном носителе и машинограмме, создаваемым средствами вычислительной техники, а также порядок внесения изменений в эти документы. Указанный стандарт по сей день является обязательным для всех предприятий, организаций и учреждений, осуществляющих информационный обмен документами на машинном носителе и машинограммами.

Стандарт содержит перечень обязательных реквизитов документа на машинном носителе:

  • наименование организации – создателя документа;
  • местонахождение организации – создателя документа или почтовый адрес;
  • наименование документа;
  • дату изготовления документа;
  • код лица, ответственного за правильность изготовления документа на машинном носителе или машинограммы, или, как правило, код лица, утвердившего документ.

Каждый из указанных реквизитов должен быть оформлен в соответствии с требованиями соответствующих стандартов, в то же время, как уже отмечалось, практически все они содержатся в документе.

ГОСТ впервые закрепил один из основных юридических принципов электронного документооборота: подлинники, дубликаты и копии документа на машинном носителе и машинограммы, полученные стандартными программными средствами вычислительного комплекса, имеют одинаковую юридическую силу, если они оформлены в соответствии с требованиями этого стандарта.

Названные в стандарте виды документов означают следующее.

  • Подлинником документа на машинном носителе является первая по времени запись документа на машинном носителе и содержащая указание, что этот документ является подлинником.
  • Дубликатами документа на машинном носителе являются все более поздние по времени, аутентичные по содержанию записи документа на машинном носителе и содержащие указание, что эти документы являются дубликатами.
  • Копиями документа на машинном носителе или машинограмме являются документы, переписанные с подлинника или дубликата документа на машинном носителе или машинограмме на другой носитель информации, аутентичные по содержанию и содержащие указание, что эти документы являются копиями.

Увы, стандарт содержит фразу, резко сокращающую сферу его применения: "Документ на машинном носителе и машинограмму следует применять только при наличии соответствующих решений министерств, ведомств". И почти сводит его ценность к минимуму словами: "Документ на машинном носителе и машинограмма приобретают юридическую силу после выполнения требований настоящего стандарта и подписания сопроводительного письма".

Впоследствии Высший арбитражный суд РФ дал оценку доказательств, изготовленных и подписанных с помощью средств электронно-вычислительной техники, в которых использована система цифровой (электронной) подписи. Это было сделано в письме ВАС РФ от 19 августа 1994 г. № С1-7/ОП-587 "Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике".

Как указывается в письме, в том случае, когда стороны изготовили и подписали договор с помощью электронно-вычислительной техники, в которой использована система цифровой (электронной) подписи, они могут представлять в арбитражный суд доказательства по спору, вытекающему из этого договора, также заверенные цифровой (электронной) подписью. В то же время, если между сторонами возник спор о наличии договора и других документов, подписанных цифровой (электронной) подписью, арбитражному суду следует запросить у сторон выписку из договора, в котором указана процедура порядка согласования разногласий, на какой стороне лежит бремя доказывания тех или иных фактов и достоверности подписи. В случае отсутствия в таком договоре процедуры согласования разногласий и порядка доказывания подлинности договора и других документов, когда одна из сторон оспаривает наличие подписанного договора и других документов, арбитражный суд вправе не принимать в качестве доказательств документы, подписанные цифровой (электронной) подписью.

В целом использование электронных документов в судебном процессе – это их вторичное (хотя и достаточно важное) назначение, а основное – это легитимность в электронном документообороте. Расчеты специалистов показывают, что использование систем электронного документооборота позволяет добиться огромного экономического эффекта, а применительно к России такое снижение издержек, с учетом территориальной протяженности, может быть колоссальным.

Вообще, как видно, законодательство либерально относится к электронному документообороту, и он основывается на положениях ГК РФ, который предусматривает возможность заключения договоров путем обмена документами посредством электрической или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходил от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК РФ).

Отдельно в Законе рассматривается вопрос признания иностранного сертификата ключа подписи. Как указано, иностранный сертификат ключа подписи, удостоверенный в соответствии с законодательством иностранного государства, в котором этот сертификат ключа подписи зарегистрирован, признается на территории Российской Федерации в случае выполнения установленных законодательством Российской Федерации процедур признания юридического значения иностранных документов. Это означает, что вместо распространенной практики, когда порой достаточно просто приложить к делу письменное доказательство, подтверждающее соблюдение требований законодательства той страны, в которой электронная подпись была создана, необходимо установить юридическое признание в России электронных подписей, созданных в соответствии с правом других стран и основанных на других стандартах, других подходах, других технологиях. Увы, подобные процедуры существенно затрудняют участие России в международном электронном документообороте.

Кроме того, Закон провозглашает обязательную сертификацию средств электронной цифровой подписи для систем общего пользования. Это противоречит мировой практике. При взаимном согласии должны применяться любые (в том числе и несертифицированные) средства. Участники правоотношений вправе сами решать, какая степень надежности необходима им для конкретной сделки.

Значительные национальные ограничения существенно снижают ценность использования ЭЦП в современном мире, в то время как ее использование наиболее необходимо участникам сделки, когда они находятся на значительном удалении друг от друга.

В целях гармонизации национальных законодательств в сфере использования ЭЦП в рамках СНГ был разработан модельный закон "Об электронной цифровой подписи", согласно которому электронная цифровая подпись – электронные данные, полученные в результате преобразования исходных электронных данных с использованием закрытого ключа подписи, которые с помощью соответствующей процедуры при использовании открытого ключа подписи позволяют:

  • подтвердить неизмененность исходных данных после подписания их электронной цифровой подписью;
  • установить, что электронная цифровая подпись создана с использованием закрытого ключа, соответствующего открытому;
  • установить владельца регистрационного свидетельства на открытый ключ электронной цифровой подписи, при наличии такого свидетельства.

Вообще, в международной практике применяется несколько основных подходов к определению понятия "электронная цифровая подпись" ("электронная подпись", "цифровая подпись"), различающихся по характеру и степени детализации предъявляемых к ним требований. Самый мягкий из них предполагает, что в качестве электронной цифровой подписи должны рассматриваться любые включаемые в электронный документ элементы, тем или иным образом связанные с отправителем этого документа (в том числе проставленные в конце электронного документа инициалы, отсканированный отпечаток пальца).

Другой, более жесткий, предполагает, что электронная цифровая подпись должна отвечать ряду законодательно закрепленных требований (обеспечивать возможность достоверно установить отправителя, быть связанной с передаваемыми данными таким образом, что при их изменении становится недействительной). Именно такой подход получил наиболее широкое распространение в европейских странах. Третий подход определяет электронную цифровую подпись как результат криптографического преобразования исходного электронного документа и выдвигает наиболее детализированные требования к самой подписи и к используемой технологии. Именно такой подход использован в Федеральном законе от 10 января 2002 г. № 1-ФЗ "Об электронной цифровой подписи".

Еще один достойный внимания международный документ – Директива ЕС об электронных подписях – содержит два определения электронной подписи: "обычная электронная подпись" и "специальная (усиленная) электронная подпись". Под электронной подписью в Директиве понимаются "данные в электронной форме, которые приложены либо логически присоединены к иным электронным данным, используемые как метод аутентификации", а под специальной электронной подписью ("advanced electronic signature") в Директиве понимается электронная подпись, которая отвечает следующим требованиям:

  • относится исключительно к подписывающему лицу;
  • позволяет идентифицировать подписывающее лицо;
  • создана с помощью средств, которые подписывающее лицо может иметь под своим исключительным контролем;
  • соединена с данными, к которым она относится, таким образом, что имеется возможность обнаружить последующую модификацию таких данных.

Следует заметить, что ни одно из этих условий не связывает создание электронной подписи с какой-либо конкретной технологией (например, криптографией). Таким образом, хотя и признается юридическая значимость наиболее сложной – криптографической – подписи, это не мешает признанию менее защищенных форм электронной подписи.

Впрочем, несмотря на разность подходов в законодательствах разных стран и европейских директив к одному и тому же понятию, представляется, что в дальнейшем будет наблюдаться сближение подходов на основе развития международного сотрудничества.

К числу других международных разработок в рассматриваемой области относятся разработанные в рамках ООН в Комиссии по международному торговому праву (UNCITRAL) модельные законы об электронной коммерции и об электронных подписях. Оба модельных закона ориентированы на придание юридического статуса электронным документам.

Первый из них достаточно четко определяет эквивалентность подписания: если национальный закон предусматривает, что документ должен быть подписан, предписание считается выполненным, когда метод подписания позволяет:

  • идентифицировать подписавшего,
  • установить, что подписавший одобрил документ,
  • быть уверенным, что надежность метода подписания адекватна целям его применения.

В числе наиболее важных положений второго модельного закона – условия, когда подпись под документом может быть признана юридически значимой:

  • данные, представляющие собой электронную подпись, должны быть непосредственно связаны с лицом, подписавшим документ;
  • подписание, в тот момент, когда оно совершалось, было подконтрольно только подписывавшему лицу;
  • легкость выявления изменений электронной подписи, сделанных после подписания;
  • легкость выявления изменений в электронном документе.

Кроме того, помимо этих требований, модельный закон об электронных подписях содержит указание о том, что законодательство страны может признать надежной ту или иную технологию подписания. Этим будет установлена презумпция, что все документы, подписанные с использованием этой технологии, будут иметь юридическую силу.

< Лекция 13 || Лекция 14: 12 || Лекция 15 >
Виталий Елин
Виталий Елин

Здравствуйте!
Объясните, пожалуйста, выдается ли диплом о профессиональной переподготовке?
Если - нет, то почему?

Здесь вначале говориться что выдается диплом, а внизу страницы сказано что нет
Цитата: "
диплом о профессиональной переподготовке MBA- больше не выдается
диплом о профессиональной переподготовке- больше не выдается
"

Дмитрий Найденко
Дмитрий Найденко
Россия, Воронеж
Олег Корсак
Олег Корсак
Латвия, Рига