Опубликован: 11.06.2017 | Доступ: свободный | Студентов: 592 / 74 | Длительность: 32:31:00
Тема: Экономика
Специальности: Руководитель, Экономист
Лекция 13:

Институциональная макроэкономика

Эффективное число вето

Вывод, который мы можем сделать, состоит в том, что характер политической системы определяется эффективным числом вето, которое зависит от количества независимых властных институтов и числа политиков с различными целями, которые контролируют данные институты. В зависимости от числа вето политические системы проявляют различную степень гибкости. Крайними проявлениями являются абсолютно гибкая система (которая, как правило, не способна следовать принятым правилам) и абсолютно консервативная (в которой правила игры изменить вообще невозможно). Все политические системы стараются избежать этих крайностей, но так или иначе склоняются либо в одну, либо в другую сторону.

Если учесть естественную разобщенность политических интересов и целей, в обществе должно быть много обособленных "политических игроков". Соответственно, плюрализм мнений, свобода слова и волеизъявления в сочетании с функциональным разделением властей естественным образом приводят к появлению чрезмерно высокого числа вето. С одной стороны, это усиливает конкуренцию на политическом "рынке" и снижает "давление" заинтересованных экономических субъектов. С другой стороны, плюрализм и свобода иногда ложатся мертвым грузом на экономику.

Проблема состоит в том, что подсчитать и зафиксировать оптимальное количество вето практически невозможно. Политики, как правило, обращают внимание исключительно на функциональное разделение властей, а право выбора и свобода волеизъявления считаются неприкосновенными.

Объединение политических сил снижает трансакционные издержки

Объединение политических сил (например, по линии партий) может снизить число независимых субъектов и принести существенный эффект. Построение политической партии по принципам иерархии способствует снижению трансакционных издержек, поскольку не требует столь сложных процедур улаживания разногласий и достижения консенсуса, как в случае с независимыми политиками.

Объединяясь в партию, группа политиков ограничивает самостоятельность своих членов и начинает выступать "единым фронтом". Число самостоятельных "игроков" и независимых позиций снижается, а законодательный процесс идет более интенсивно, так как большая часть разногласий и "трений" остаются "за пределами" властной машины. Кроме того, в данном случае снижается роль отдельных субъектов и связанное с этим количество "шлаков".

Подчинить частным интересам целое общественное движение крайне сложно. Соответственно, чем слабее партии, чем больше образуется фракций и независимых политиков, тем выше число вето, значительнее трансакционные издержки и тем более "частной" становится государственная политика.

Сильные и слабые политические системы

Принимая стимулы к объединению в качестве важнейшего критерия, исследователи выделяют два класса политических систем: "сильные и слабые". В первом образуются существенные мотивы для консолидации, во втором таковые отсутствуют. "Слабость" в данном случае является синонимом высокой фрагментации (многопартийности), которая влечет за собой рост числа вето и переход к "частной экономической политике".

Каким образом можно создать "сильную" политическую систему? Если отбросить идеологические меры воздействия (пропаганду), не вполне соответствующие представлениям о свободном обществе, то наш следующий вопрос будет состоять в том, существуют ли институциональные (по линии "правил игры") методы, которые позволяют создать стимулы для политической консолидации? Теория дает положительный ответ на данный вопрос. Учитывая, что наши субъекты рациональны и эгоистичны, а их "целевая функция" - это накопление политического капитала, мы можем сформулировать условие, которое необходимо для объединения политических сил. Коалиция становится выгодна только в том случае, когда в действующей системе выборов две политические группы, объединившись, могут получить больше мест в парламенте, чем по отдельности. Эта проблема аналогична той, которая рассматривается в институциональной теории фирмы. Здесь для вычисления максимального количества фирм, которые могут выжить в данной отрасли, используется критерий "эффект масштаба". Слияние компаний будет экономически выгодно до тех пор, пока возможно увеличить прибыль в результате экономии от масштаба.

Система выбора

Распределение "депутатских мандатов" сенаторских и президентских кресел, как известно, происходит посредством "выборов". Соответственно, порядок проведения выборов (особенно парламентских) во многом предопределяет перспективы консолидации политических движений и направленность экономической политики. Если говорить более конкретно, то с точки зрения укрепления партийной системы имеют значение два параметра.

Во-первых, это количество "избирательных округов" (оно складывается исторически, соответственно примем его как экзогенную величину).

Во-вторых, немаловажен сам принцип распределения "депутатских мандатов" (этот параметр является эндогенным, так как его определяют сами законодатели).

Часто система выборов строится так, чтобы исход максимально отражал истинный "расклад политических сил". В этом случае устанавливается "пропорциональный принцип" распределения "парламентских кресел" в зависимости от процента набранных голосов. В условиях большого числа регионов это не создает серьезных стимулов к объединению: в парламент попадают все партии, которые перешли процентный барьер. Именно такая система действует в России. В сочетании с низкой процентной планкой (5% голосов избирателей в целом по стране) это приводит к многопартийности. Под процентным барьером мы будем понимать ту долю голосов избирателей, выше которой у партии появляется место в законодательном органе. Данная цифра также служит для примерного подсчета максимального количества партий, которые могут "выжить" в политической системе. Как правило, это число, обратное "процентному барьеру".

Изменение принципа формирования парламента или повышение процентного барьера могут существенно повлиять на ситуацию. Так, например, в США место в парламенте от данного штата получает только победитель в местных выборах.

Это означает, что партия может получить 50% голосов в данном штате, но, тем не менее, не победить, так как другая партия получит вторые 50%. Такая система создает весомые стимулы для консолидации. Если даже представить себе, что перед очередными выборами в США о своем существовании заявили 10 или 20 партий, то высокий процентный барьер (50%) сразу оставит "за воротами" парламента большую часть из них. Впоследствии, если сохранится такая система выборов, в США, скорее всего, все равно останутся только две (2 - число, обратное 50%) мощные политические партии. После того как число партий достигнет двух, стимулы к дальнейшей консолидации пропадут, так как объединение не даст возможности увеличить свое представительство в парламенте.

Обобщая сказанное, можно прийти к определенному заключению. Как уже отмечалось, "сильные" политические системы ассоциируются с небольшим числом независимых субъектов. "Слабые", напротив, отличаются высокой фрагментацией. Выборы, проходящие по большому количеству округов (или с большим числом "мест" в округах) либо организованные по пропорциональному принципу, являются "слабыми". Это еще один важный параметр, влияющий на количество политических партий. Данное число может варьироваться, так же как и само количество округов. Так, например, в Израиле выборы проходят сразу по всей республике, в результате чего формируется парламент - Кнессет. В США 50 штатов представлены одинаковым числом законодателей в двух палатах парламента. В некоторых других государствах различные регионы могут иметь разное количество мест в парламенте. В этом случае подсчет числа "жизнеспособных" партий усложняется. Напротив, небольшое количество "округов" либо распределение мест в парламенте среди победителей местных выборов позволяют сложиться сильной политической системе с небольшим количеством партий (табл. 13.1). Оценивая количественную сторону проблемы, получим следующую картину.

Таблица 13.1. Схема проведения выборов и партийная система
Система Голосование по конкретным кандидатам Партийное голосование (закрытые списки)

Сильная

Несколько децентрализованных партий (США)

Наименее фрагментированная. Несколько централизованных партий (Великобритания)

Слабая

Наиболее фрагментированная. Много децентрализованных партий (Бразилия)

Много централизованных партий (Нидерланды)

Примечание. Централизованная партия представляет собой жесткую иерархию и максимально приближается к модели "единого игрока". Напротив, децентрализованная партия имеет слабых лидеров, массу фракций, "инсайдеров" и т.д.

Вопросы для самопроверки

  1. В чем заключаются особенности институционального подхода в отличие от неоклассического?
  2. Дайте характеристику трансакционным издержкам еx ante и еx роst.
  3. Почему государство заинтересовано и может способствовать снижению трансакционных издержек предприятий?
  4. В чем заключается положительный и отрицательный внешний эффект?
  5. Каким образом государство может регулировать последствия отрицательного внешнего эффекта?
  6. В чем причины появления теневой экономики? Какие негативные социально-экономические последствия создает теневая экономика? Какие действия государства могут уменьшить размеры теневой экономики?
  7. В чем заключается институциональная теория контрактного и эксплуататорского государства? Дайте характеристику синтетической теории государства?
  8. За что получили нобелевскую премию Дуглас Норт и Роберт Фогель?
  9. Как можно определить рациональность экономической политики государства? Какое число политических игроков необходимо для российского демократического государства?
  10. Назовите нобелевских лауреатов институционального направления.
Роман Преснер
Роман Преснер
Украина, Львов
Яна Аминева
Яна Аминева
Россия, г. Уфа