Опубликован: 17.04.2016 | Доступ: свободный | Студентов: 1004 / 213 | Длительность: 21:14:00
Специальности: Историк
Лекция 3:

Социальная структура, развитие общественной мысли. Восток и мир в начале третьего тысячелетия

1.8. Восток и мир в начале третьего тысячелетия

С высоты начавшего отсчет третьего тысячелетия отчетливо видится, что человечество вступило в новую фазу своего исторического развития. Хотя необходимо отметить, что первые шаги в сторону новой фазы исторического процесса, ее предтеча обозначилась еще в 1930-х гг. и связана с проблемой последствий периодических (каждые 10-11 лет) кризисов перепроизводства. Причем последний кризис был наиболее болезненным и, казалось, ставил под сомнение дальнейшее существование капиталистического строя.

В то время как марксистские экономисты предлагали радикально решить проблемы кризисов путем уничтожения капитализма, со стороны буржуазии была сделана попытка подключить, как это делал Маркс, гуманитарную науку политической экономии к решению производственных вопросов, но с учетом новых открытий в этой научной области, сделанных в послемарксову эпоху. Новое решение проблемы капиталистического производства было дано Дж. М. Кейнсом в 1936 г. Оно заключалось, между прочим, в том, что в критические периоды роста безработицы и сокращения спроса правительству и центральным банкам нужно не сокращать инвестиции, как довольно естественно делалось раньше, а напротив, увеличивать инвестиции на общественные нужды и удерживать инфляцию. Государственное оформление эти же идеи получили в политике New Deal ("нового курса", точнее, "новой раздачи карт") президента Франклина Д. Рузвельта в Соединенных Штатах (1933-1937). Новые идеи прививались не сразу, и кризисы еще продолжались, но имели уже более локальный и непериодический характер. Большой кризис 1975 г. был связан уже с трудностями перехода к новой фазе и имел далеко не столь тяжелые для населения результаты, как кризис 1929 г.

Существенно, что социальная обеспеченность трудящихся (в какой-то мере и безработных) с наступлением новой фазы становится важнейшей частью государственной экономической политики. Наиболее важными на этом этапе были, пожалуй, прежде всего работы американского экономиста Василия Леонтьева в области экономического программирования и прогнозирования.

Но еще в 1930-х гг. было математически доказано, что наибольшая производительность труда достигается при 8-часовом рабочем дне и регулярных выходных днях и сокращается при увеличении продолжительности рабочего дня. Освоение этой истины привело к прекращению преследования рабочих профсоюзов и к поощряемой властями политике удовлетворения все большего числа человеческих нужд и потребностей, порой даже прихотей. Стремление устранить дискомфорты распространяется затем и на женщин, все большее количество которых участвуют в производстве, в науке и администрации; оно распространяется даже на сексуальные меньшинства, ранее подлежавшие уголовному преследованию.

Настоятельная необходимость перехода к новой системе экономики ощущалась в Западной Европе не только в связи с проблемой периодических кризисов перепроизводства, но и (в еще большей степени) в связи с уроками Октябрьской революции в России. Грозный характер ситуации подчеркивался грандиозными забастовками рабочих (такой была, например, стачка горняков в 1926 г., в Англии, поддержанная Коминтерном). Политику ведущих держав с конца 1920-х гг. можно сформулировать так: "лучше самые большие уступки рабочему классу, чем самая маленькая коммунистическая революция". Профессиональные союзы рабочих теперь становятся органической частью действующего общественного строя (истеблишмента); вводятся в действие кейнсианское и посткейнсианское законодательства. Все это происходит на фоне бурного развития промышленности, основанного на включении науки в число производительных сил. Важную роль в становлении нового общества играет антимонопольное и налоговое законодательство. Введение прогрессивных налогов направлено против сверхприбылей, так как стало ясно, что они никакой пользы для общества дать не могут. Если прибыли какого-то лица составляют, скажем, 100 млн, то 85% налога не лишат его стимула инвестировать средства в производство, ибо 15 млн тоже совсем неплохо. Зато налог снижается для капиталиста, если часть капитала тратится на общественно необходимые расходы: на просвещение, лечение и благотворительность. Далее, прогрессивный налог на очень большие наследства поднят до 90%, что затрудняет создание династий миллиардеров.

Правильное функционирование налоговой системы обеспечивается жестким контролем, вплоть до уголовных санкций за нарушение налоговых законов. Практически управление производством перешло в руки служащих - менеджеров, очень высоко оплачиваемых и к тому же обычно имеющих немалое число акций, но все-таки сильно отличных от держателей капиталов. Сам капитал приобрел форму акционерного, и хотя рабочие - рядовые держатели акций, конечно, не могут определять планы акционерного общества, так как не обладают контрольным пакетом акций, однако они становятся, во всяком случае, заинтересованными в производительности собственного труда. Капиталистическую форму могут принимать и благотворительные организации; например, пенсионный фонд работников той или иной отрасли производства или предприятия может купить акции и из доходов на них уплачивать или увеличивать пенсию.

Социально-экономический строй, возобладавший с конца 1940-х - начала 1950-х гг., в западной науке нередко терминологически не отличается от капитализма (для него же предпочитается термин "индустриальное общество", чтобы избежать марксистской терминологии). Такое отождествление неверно, так как структурные отличия от классического капитализма времени до Первой мировой войны разительны; поэтому иногда применяется выражение "постиндустриальное общество", но и этот термин представляется неудовлетворительным: индустрия не только никуда не девается в этой фазе, но напротив, получает максимальное развитие. Называть эту фазу последней стадией капитализма, как было принято у нас, тоже неправильно: если капитализм определяется как такой строй, где кучка буржуа эксплуатирует пролетарское большинство, как это было в XIX в., то этот термин вообще уже неприменим к обществу новой фазы, где в наиболее развитых государствах численность пролетариата не превышает 10%, а численность капиталистов (включая менеджеров) доходит до 25%. На самом деле посткапиталистическая фаза исторического процесса - это фаза, которая сменила капитализм, как и предвидел Маркс, но он совершенно не предугадывал, какие формы примет общество, необходимое возникновение которого им постулировалось.

Здесь следует отметить, что посткапиталистическая фаза охватила не весь земной шар, что наряду с постиндустриальным обществом существует так называемый третий мир, не приспособившийся еще даже к развитому капитализму. Для обществ третьего мира типично сохранение и усиление социального и национального дискомфорта, вызывавшего в Европе тоталитарные идеологии. И для современного третьего мира характерно стремление к особого рода тоталитаризму, где лозунги берутся из буквального истолкования традиционных религий, а политическая стратегия дублирует нацизм и коммунизм. Это явление обычно носит название "фундаментализм". Очаги фундаментализма существуют и внутри стран посткапиталистического мира.

Диагностическим признаком посткапиталистической фазы является становящееся всеобщим учение о минимизации личностного дискомфорта при отсутствии какой-либо религиозной или философской идеологии. Это учение и служит социально-психологическим обоснованием существования данного общественного строя; оно предполагает плюрализм не только мнений, но и религий (так, в США зарегистрировано более 150 вероисповеданий). Хотя государства пытаются пресекать деятельность групп, придерживающихся крайних, разрушительных идеологий, таких как нацизм, однако же коммунистические партии разрешены в большинстве стран, вошедших в посткапиталистическую фазу, хотя и не имеют там прежнего успеха. Другими диагностическими признаками являются ядерное и другое вооружение такой разрушительной силы, что его применение грозит уничтожением не только людей в стране противника, но и человечества вообще; машинизация и электронизация всей научной и технической информации, а также повседневного быта; все большее вытеснение книги телевизором и компьютером, развитие микротехнологии.

Важнейшая общественная задача - выживание человечества; признаки - изменение его производственной структуры:

  1. возникновение нового класса - работников так называемой сферы обслуживания - наиболее многочисленного и включившего также интеллигенцию;
  2. участие как работников сферы обслуживания, так и рабочих в прибылях предприятий (акционерные доходы заинтересовывают трудящихся в бесперебойной и прибыльной работе предприятий и являются важным прибавлением к их формальной заработной плате);
  3. значительное выравнивание разрыва между жизненным уровнем различных классов, рост доходов рабочего класса (все более квалифицированного) с одновременным его численным сокращением за счет далеко идущей механизации труда (это сокращение, между прочим, показывает ошибочность теории Маркса относительно создания исключительно рабочим классом прибавочного продукта, за счет которого живет якобы не только буржуазия, но и интеллигенция);
  4. ведущая роль в промышленности работающих капиталистов-менеджеров и второстепенная - капиталистов, лишь вкладывающих средства в предприятие;
  5. исчезновение единичных частных владельцев крупных предприятий, причем последние организуются в различные союзы;
  6. широкое развитие кредита, охватывающего все население;
  7. "зеленая" революция в сельском хозяйстве, создание фермерства, пользующегося на больших пространствах земли механизированным трудом (в значительной мере собственным) и обходящегося практически почти без применения наемного труда, сохранение лесов, устранение ядовитых веществ в хозяйстве;
  8. объединение промышленных предприятий в концерны;
  9. непредвидимые общие результаты развития;
  10. ускоряющийся рост населения мира даже при резком падении рождаемости и смертности и эндемических вспышках СПИДа и др.

В условиях фазового перехода к посткапиталистическому обществу и внутри самой этой фазы возникает дискомфорт особого рода - социальная общность становится слишком широкой и потому неуютной; в ней как бы нет "наших", а есть только "ничьи". Отсюда упорный поиск "наших" в национальной самобытности, еще не стертой мировыми масштабами социума. Отсюда сепаратистские движения (бретонцы и корсиканцы во Франции, фламандцы в Бельгии, каталонцы и баски в Испании, хорваты, словенцы, македонцы, босняки, албанцы в Югославии, ирландцы, уэльсцы и шотландцы в Соединенном Королевстве, даже саамы в Норвегии). Можно привлечь примеры и за счет явлений внутри бывшего СССР.

Отсчет времени существования посткапиталистической фазы надо вести с того момента, когда все три главнейших диагностических признака наступления новой фазы были уже налицо, а именно со времени испытания первых водородных бомб в США (1952 г.) и СССР (1953 г.). Изобретение атомной бомбы в 1945 г. и применение ее США против Японии (в Хиросиме и Нагасаки) еще не является нужным нам рубежом; не были ее рубежом (но были ее предвестниками) битвы танковых армий и "ковровые" бомбардировки: государственные и военные деятели продолжали и тут мыслить в категориях прошлых фаз и присущих им военных конфликтов. В тот момент сохранялись (отчасти сохраняются и поныне) три типа обществ: посткапиталистические, коммунистические, т. е. "казарменного социализма", и общества третьего мира, не вышедшие из предшествующих фаз исторического процесса. Именно это обстоятельство влекло здесь местных лидеров к попыткам "выпрыгнуть" из фазы (поиски некапиталистического пути развития), что, естественно, приводило к созданию государств примитивного, тоталитарного типа. Наблюдалось противостояние государств ведущего, посткапиталистического типа, с одной стороны, и государств второго, коммунистического типа - с другой (с их сателлитами третьего мира). Заметим, что интернационализм, проповедовавшийся более ранними коммунистами, в поздних коммунистических государствах отнюдь не господствовал, хотя иногда официально и провозглашался.

Кратковременная, но разрушительная война была проведена странами Объединенных Наций во главе с США против тоталитаристского Ирака (1991 г.) в связи с захватом и разграблением другого арабского государства - члена ООН Кувейта, причем иракцы при отступлении попытались вызвать глобальную катастрофу поджогом сотен кувейтских нефтяных источников, что привело к загрязнению Персидского залива нефтью, смертельному для его флоры и фауны, и к обширному распространению облаков черного дыма. Но сама эта война показала, что мировые войны, видимо, невозможны. Надо отметить, что ООН со штаб-квартирой в Нью-Йорке оказалась намного эффективней "покойной" Лиги Наций, ее механизм - более продуманным. Но все же ООН не смогла предотвратить крайне непопулярные действия США по оккупации Ирака, ссылаясь на лживые и надуманные предлоги.

Характерной чертой данной стадии развития явилось всеобщее предоставление независимости колониям. Этот процесс начала Великобритания. Некоторые ее колонии, где численно преобладали выходцы из Англии (Канада, Австралия, Новая Зеландия, Южная Африка) получили самостоятельность (в пределах Британского Содружества наций) еще до Первой мировой войны (с сохранением английского короля в качестве номинального главы государства). После Второй мировой войны англичане практически без кровопролития ушли почти из всех своих колоний, большинство их бывших колоний осталось в составе Содружества, хотя без королевы Англии во главе. Покинула свои колонии и Франция, правда, только после тяжелой вьетнамской и не менее тяжелой алжирской войн. США ушли с Филиппин, Голландия - из Индонезии, Италия потеряла свои колонии в результате Второй мировой войны. Коммунистическая империя, созданная Сталиным, стала разваливаться с началом горбачевской перестройки.

В связи с тем, что страны, вошедшие в новую стадию развития, теряют свой выраженный однонациональный характер, а также в связи с деколонизацией происходит подъем национализма как в новых государствах, так и среди меньшинств в пределах старых. Национализм имеет известный успех как результат попыток минимизации личностного дискомфорта через извечное социально-психологическое побуждение - противопоставлять "наших" и "не наших". Он не снимается, а лишь поощряется характерной для эпохи установкой на признание прав наций на самоопределение. Несомненно, однако, что создания вполне независимых мелких капиталистических государств ожидать вряд ли возможно: посткапиталистическая экономика требует всесторонней международной кооперации, так что можно думать скорее о тесном экономическом союзе или союзах национальных государств. Процесс создания таких надгосударственных союзов уже идет в Европе и, возможно, в Латинской Америке.

Конечно, посткапиталистическая фаза отнюдь не является обществом абсолютной гармонии, рисовавшимся мыслителям прошлого - от автора "Апокалипсиса" до Кондорсе, Маркса и Ленина. Гигантский прогресс, наблюдаемый в этот период в сфере производства и научной мысли, как любой прогресс, должен оплачиваться потерями, и эти потери соизмеримы с масштабом прогресса. Если не наступят резкие перемены, к концу XXI в. численность населения Земли достигнет 15 млрд человек (примерно на порядок выше, чем два века ранее) и на этом рост не остановится. Это значит, что на порядок больше будет и нагрузка на окружающую среду. Для снабжения такого многочисленного населения энергией не хватит традиционных энергетических источников и необходимо будет осуществить полный переход на атомную энергетику. Это значит, что при вероятности аварий даже в 10-5 они будут постоянно происходить в разных частях земного шара, заражая радиацией все большую часть поверхности Земли. Воду рек и океанов будет уже невозможно очищать от ядовитых промышленных отходов, резко сократится лесной покров, особенно в результате вырубки лесов Сибири и Бразилии (в бассейне Амазонки). Это значит, что начнет уменьшаться поступление кислорода в воздух. Одновременно в атмосфере должно увеличиваться количество углекислоты и других вредных газов за счет выброса дымов индустриальных предприятий, продолжающих работать на угле и нефти. Если этот процесс будет продолжаться еще значительное время, то, по-видимому, наступит парниковый эффект, повысится температура Земли, будут таять полярные льды и повысится уровень Мирового океана, что вызовет затопление прибрежных территорий. В любом случае дикая фауна сохранится (и то лишь отчасти) только в отдельных заповедниках, флора очень сильно обеднеет. Может быть нарушен озоновый слой атмосферы, защищающий жизнь от гибельного ультрафиолетового излучения.

Частично иссякнут, частично сильно оскудеют запасы серебра (необходимого для фото- и кинопромышленности и многого другого), меди, некоторых редких металлов; конечны возможности добычи нефти, а в дальнейшей перспективе - и угля, которые необходимы для изготовления важнейших пластмасс, без которых непредставима современная цивилизация; иссякнут леса - источник кислорода и озона, а также лесоматериалов.

Еще не введено во всемирном масштабе даже политическое запрещение производства ядерного оружия (кроме как в США и СССР), бактериологического и химического оружия, уже применявшегося Ираком против собственного курдского населения, американцами - против вьетнамцев (с англ. agent orange - уничтожавший растительность). Между тем необходимо добиться действительного, повсеместного, гарантированного прекращения его производства и прекращения применения таких военных средств, как, например, загрязнение речных и морских вод нефтью, что может привести к омертвлению верхнего слоя Океана и вымиранию его фауны и флоры (морской планктон, наряду с лесами, снабжает земную атмосферу кислородом).

Человечество еще не гарантировано от новых широкомасштабных войн с подобного рода последствиями, не говоря уже о громадных дополнительных человеческих потерях, которые будут связаны со взрывами складов бактериологического и химического оружия и атомных электростанций. Подобные взрывы поведут к радиационному и бактериологическому и химическому заражению непредсказуемого множества населения в разных странах. Как уже может считаться установленным, ядерные войны поведут не только к поражению непосредственных целей (огромному!) и к радиационному поражению неограниченного числа людей, не только к трупному заражению глобального масштаба, но и к исключительного масштаба пожарам, которые создадут задымление атмосферы; к прекращению поступления на Землю значительной части солнечного излучения и наступлению "ядерной зимы" с длительным (до столетия) снижением средней температуры на поверхности планеты ниже уровня, необходимого для жизни людей и большой части современной флоры и фауны. Дело далеко не невозможное: периоды сильнейшего охлаждения земной поверхности (ледниковые периоды) - не новость в истории земного шара. Как тогда обстояло дело с озоном, нам, правда, точно неизвестно.

Будем исходить из оптимистического предположения, что большие войны удастся прекратить, хотя пока их возникновение зависит от доброй или злой воли диктаторов. Независимо от войн рост населения может быть задержан другими факторами. Уже возник новый смертоносный вирус, вызывающий СПИД (AIDS), и, по не вполне лишенным вероятия прогнозам, в начале XXI в. СПИДом может быть поражен значительный процент населения земного шара (особенно в Африке). Не исключено, что появление этого и возможных других болезнетворных вирусов связано с нарушением биологического равновесия на Земле. В таком случае могут и должны возникнуть другие природные факторы не только снижения численности человеческого населения Земли, но и гибели значительной (если не большей части) флоры и фауны.

Кустарные занятия экологией, которые к тому же очень поздно начаты по всей Земле, кардинальному решению этих проблем могут и не помочь. И пока не видно, какие механизмы будут противостоять этим гибельным явлениям, кроме изменения общественного строя (в какую сторону?). Во всяком случае, вполне вероятен выход в некую новую общественную стадию развития.

Прогнозирование до сих пор не входило в обязанности профессии историка. Но все же трудно не задуматься, что же произойдет в новой стадии исторического процесса, которая должна последовать за посткапитализмом. Можно, конечно, надеяться на Бога и на десятки миллиардов бессмертных душ, живших в прошлом на Земле. Но следует иметь в виду, что сама вера в Бога предполагает веру в Апокалипсис.

Наиболее возможными представляются два сценария. По первому, человечество не позже XXII в. вымирает и с ним погибает большая часть известной нам биосферы, как вымерли динозавры в конце мелового периода истории Земли. По второму, более оптимистическому сценарию, в странах, достигших посткапиталистической фазы исторического процесса, резко усилится уже наблюдающееся там сегодня снижение прироста населения. Последний еще не достиг нуля (отчасти за счет иммиграции с других континентов), т. е. график еще не вышел на уровень простого воспроизводства наличной численности населения, но можно надеяться, что это случится. Угрозу существованию человечества составляют страны третьего мира, все еще заметно отстающие в социально-экономическом развитии. В Африке рождаемость составляет более 8 детей на каждую способную рожать женщину, в Латинской Америке и в Азии - соответственно примерно 6 и 5 детей. Даже с учетом очень высокой здесь детской смертности ясно, что экспоненциальный рост численности населения Земли происходит в основном за счет этих стран. Очевидно, необходимо содействие в ускорении темпов развития этих стран, создания там современной производственной, социальной и административной инфраструктуры. На это должны быть направлены усилия политиков и ученых.

Елена Максимова
Елена Максимова

Здравствуйте. Я записалась на бесплатный вариант курса "История стран Азии и Африки в новейшее время", но если в процессе изучения я пойму, что мне бы хотелось получить удостоверение о повышении квалификации, я смогу перейти на вариант повышения квалификации? 

Марта Цыркунова
Марта Цыркунова

Добрый вечер!

Скажите,пожалуйста,итоговый экзамен по курсу стоит на 16 ноября,то есть по истичении этого срока я не смогу сдать экзамен?

С уважением,Марта

 

Алексей Зотеев
Алексей Зотеев
Россия, Нижний Новгород, НГТУ им. Р. Е. Алексеева