Опубликован: 06.03.2014 | Доступ: свободный | Студентов: 1755 / 526 | Длительность: 04:45:00
Лекция 7:

Обязанности перед будущими поколениями

< Лекция 6 || Лекция 7 || Лекция 8 >
Аннотация: Обязанности перед будущими поколениями в истории морального сознания и этической мысли. Угрозы интересам и потребностям будущих поколений, созданные сегодняшним поколением. Учет интересов и потребностей будущих поколений в рамках расчета выгод и затрат. Проблема справедливых сбережений. Внутренняя противоречивость сбережений ради будущих поколений. Социальное дисконтирование будущего как способ избежать "диктатуры будущего". Аргументы в пользу социального дисконтирования будущего: психологическая укорененность временных предпочтений, неуверенность в существовании получателей сбережений, неуверенность в характере их потребностей, эффективность альтернативного использования ресурсов. Аргументы против дисконтирования. Проблемы невосполнимости потерь и дисконтирования ценности человеческой жизни. Права будущих поколений как ответ на недостатки социального дисконтирования будущего. Права будущих поколений в договорной теории справедливости. Права будущих поколений в перспективе фундаментального этического равенства. Пользователи и хранители общего достояния (наследия). Обязанности перед будущими поколениями в международных аналитических, декларативных и регулятивных документах. Трудности с юридическим закреплением прав будущих поколений. Способы институционализации прав будущих поколений в общественно-политической практике современных государств.

В нравственном опыте глубоко укоренено убеждение в том, что интересы тех людей, которые еще не существуют, но когда-нибудь придут на смену живущим сегодня, имеют определенное моральное значение. Мнение о том, что нынешнее поколение не несет никакой ответственности за положение будущих поколений, воспринимается как шокирующее и противоречащее нравственным принципам уважения к другому человеку и заботы о нем. С другой стороны, нынешнее поколение не может не использовать ресурсы, которые могут потребоваться людям будущего. Стремясь полнее удовлетворить свои потребности, оно воздействует на те явления и процессы, которые составляют необходимую основу существования человека, и тем самым создают риски, способные реализоваться через многие десятки и даже сотни лет. Качественные и количественные особенности современных технологий усугубляют такую тенденцию. Отсюда следует, что нынешнее поколение остро нуждается в прозрачных и очевидных правилах, которые позволяли бы ему соотносить собственные интересы и интересы своих преемников в различных сферах человеческой деятельности и по отношению к широкому ряду благ. Содержательно неопределенная обязанность в отношении будущих поколений требует корректной практической конкретизации.

Одним из подходов к решению этой задачи является учет благосостояния (удовлетворенности жизнью) людей будущего в рамках экономической методики соотнесения коллективных выгод и затрат. В этой перспективе лучшим решением является такое решение, которое создает наибольший перевес выгод над затратами и придает при этом одинаковый вес благосостоянию любого человека, вне зависимости от времени его жизни. Благосостояние будущих поколений гарантируется за счет создания разного рода сберегательных фондов – в виде прямых финансовых сбережений, замороженных месторождений полезных ископаемых, не подорванной интенсивным использованием продуктивности экосистем или такого состояния окружающей среды, на котором не отразился кумулятивный эффект многолетнего промышленного загрязнения. Однако попытка применить расчет выгод и затрат по отношению к совокупности людей, включающей нынешнее и все будущие поколения, ведет к выводу о необходимости абсолютно непропорциональной жертвенности людей сегодняшнего дня в пользу людей будущего (к так называемой "диктатуре будущего"). Приняв во внимание неограниченную численность человеческих существ, входящих в ряд последующих поколений, нынешнему поколению придется согласиться на запредельно высокий уровень сбережений. При этом ни одно из поколений не сможет воспользоваться этими сбережениями, поскольку будет соизмерять свой нравственный долг со все той же потенциально бесконечной чередой наследников.

Выходом из этой ситуации является так называемое социальное дисконтирование будущего, то есть наделение потерь и приобретений, относящихся к будущему, несколько меньшим весом в сравнении с потерями и приобретениями, которые непосредственно следуют за определенным решением. Чем дальше от момента принятия решения отстоит получение блага определенным человеком, тем меньший вес оно будет иметь в рамках расчета выгод и затрат. Та же тенденция характеризует относящийся к будущему ущерб. Коэффициент дисконтирования будущего фиксирует количественные параметры такого уменьшения (1 % в год, 4 % в год, 10 % в год и т.д.) Существует несколько способов обоснования этической приемлемости дисконтирования будущего:

  1. общая психологическая тенденция больше ценить блага, получаемые в ближайшей временной перспективе,
  2. отсутствие уверенности в том, что получатели благ в будущем вообще будут существовать;
  3. отсутствие уверенности в том, что определенные ресурсы понадобятся будущим поколениям в связи с их образом жизни или спецификой технологий;
  4. возможность эффективно использовать потенциальные сбережения на благо нынешних и будущих поколений (например, значительная прибыль от загрязняющих окружающую среду производств может не только удовлетворить потребности нынешнего поколения, но и компенсировать экологический ущерб будущим поколениям либо дать возможность провести мероприятия по восстановлению окружающей среды).

Последний аргумент принято называть аргументом от альтернативной стоимости капитала (альтернативных издержек). Однако все эти доводы (кроме второго) не выдерживают критики. Во-первых, психологическая тенденция в отношении времени получения благ не является морально значимым обстоятельством. Во-вторых, использование прибыли от альтернативного использования капитала в интересах будущих поколений ничем не гарантировано, в отличие от простого сбережения, при котором люди будущего заведомо получают в распоряжение определенные блага. В-третьих, дисконтирование на основе альтернативной стоимости капитала не учитывает невосполнимых потерь (к примеру, восстановление исчезнувших видов и экосистем не может быть обеспечено никакими будущими денежными вложениями). В-четвертых, оно ведет к обесцениванию не только отдельных благ, но человеческих жизней. Представим себе ситуацию, в которой надо принять решение между двумя проектами, имеющими одинаковую стоимость. Один из них (например, крайне дорогостоящая операция) позволяет спасти сегодня одну человеческую жизнь, а другой (скажем, строительство надежного могильника радиоактивных отходов) позволяет спасти 999999 жизней. Однако это спасение состоится лишь через 145 лет, в тот момент, когда ненадежный могильник мог бы развалиться. Так вот, если избранный нами коэффициент дисконтирования равен 10 процентам, то оправданным будет первое решение, а не второе.

Недостатки дисконтирования показывают, что введение интересов будущих поколений в алгоритмы подсчета выгод и затрат является лишь одним из механизмов выполнения обязанностей перед ними и при этом очень несовершенным. Он может применяться для решения одних вопросов, но не годится для решения других. Обеспечивать защиту экономически невыразимых ценностей и учитывать невосполнимые потери должны альтернативные механизмы. Одним из них считается законодательное закрепление и практическая защита прав будущих поколений. Соблюдение прав не подлежит обмену на какие бы то ни было блага. Кроме того, понятие права позволяет переводить нравственные императивы на язык юриспруденции и служит понятным и удобным лозунгом для политической мобилизации граждан.

Одним из наиболее распространенных способов обоснования прав в современной этике является договорная теория справедливости. Однако ее использование в отношении к будущим поколениям сталкивается со значительными затруднениями. В договорных теориях в качестве основы справедливых отношений рассматривается взаимность: равными правами обладают все участники кооперации, даже если их вклад в общее дело не является равным. Но будущие поколения не способны оказывать влияние на положение нынешнего. Они даже не могут обсуждать с ним свое собственное положение, выдвигая те или иные претензии. В договорной перспективе они оказываются за пределами действия принципов справедливости. Компромиссным выходом из этой ситуации является указание на кооперативные связи между возрастными когортами, сосуществующими в определенный момент времени. Безответственные действия сегодняшних взрослых обездоливают тех, кто на настоящий момент является ребенком, но будет жить в будущем и собирается в будущем иметь собственных детей.

Более простой и более очевидной альтернативой договорным теориям служит непосредственная опора на идеи общечеловеческого равенства и общего достояния. Так одна из основателей концепции прав будущих поколений Э.Б.Вайс полагает, что следующие друг за другом поколения людей соединены между собой использованием Земли как общего достояния или наследства. В отношении к этому наследству, каждое из поколений занимает одинаковое (или равное) положение, являясь, одновременно, пользователем и распорядителем по доверенности. Соединение характеристик бенефициария и распорядителя ведет к отождествлению честного отношения к будущим поколениям с обеспечением устойчивого развития: "каждое поколение должно оставить планету в не худшем состоянии, чем оно ее получило". Этот принцип необходимо дополнить принципом ответственности, в соответствии с которым каждое поколение обязано контролировать свою численность и характер своих потребительских предпочтений. В противном случае, нынешнее поколение, определяющее объем справедливых сбережений, будет лишено твердых практических ориентиров.

Внедрение идеи обязанностей перед будущими поколениями (ответственности перед ними) в международные аналитические, декларативные и регулятивные документы берет начало со Стокгольмской декларации по окружающей среде (1972). Эта идея является стержневым элементом концепции устойчивого развития, представленной в докладе Брундтланд и в декларациях ООН 1990-х и 2000-х гг. Она входит в нормативное обоснование Конвенции по биологическому разнообразию (1992) и Рамочной конвенции по изменению климата (1992). Полностью посвящена проблеме будущих поколений декларация ЮНЕСКО "Об ответственности нынешних поколений перед будущими поколениями" (1997). В последней выделены основные сферы, в которых защита потребностей и интересов людей будущего наиболее важна: мир, справедливость общественного устройства, существо и формы человеческой жизни, благоприятная окружающая среда, биологическое разнообразие. Земля рассматривается в ней как предмет временного наследования для каждого из поколений, с вытекающими отсюда обязанностями перед всеми будущими наследниками.

Хотя понятие "права будущих поколений" в скрытом виде содержится в нормативных требованиях многих международных документов, оно так и не превратилось в их технический термин. Например, общественная организация "Общество Ж.-И.Кусто" с 1979 г. неоднократно предлагала мировому сообществу принять документ, в котором права будущих поколений провозглашались бы прямо и противопоставлялись сиюминутным выгодам и интересам сегодняшнего поколения ("Билль о правах будущих поколений"). Однако в 1996 г. этот документ был отвергнут исполнительным советом ЮНЕСКО и модифицирован в упомянутую выше декларацию. Считанные единицы национальных государств, вводящих в свои конституции упоминание будущих поколений, пользуются термином "права" (Япония, Боливия, Норвегия). Причины этого связаны с разными обстоятельствами. В теоретическом отношении – с парадоксальной формой такого права: у этого права нет определенного носителя, который мог бы истребовать его или делегировать его истребование. В практическом отношении – с тем, что современные государства опасаются слишком сильных обязывающих формулировок в отношении будущих поколений, таких, которые недвусмысленно требовали бы радикальных изменений в характере хозяйствования и потребления. Эти опасения связаны с политическими рисками выдвижения такой программы.

Права будущих поколений (в более мягких формулировках – ответственность за их положение) требуют институционального закрепления. Современная общественная практика знает несколько путей подобной институционализации. Отстаивание интересов и потребностей будущих поколений может быть поручено уже существующим административным и законодательным инстанциям (в особенности, отвечающим за обеспечение устойчивого развития и правозащитную деятельность) в порядке расширения их полномочий. Однако этот подход считается недостаточно эффективным. Другие группы, находящиеся под защитой, имеют возможности политической самоорганизации и прямого истребования своих прав. Это притягивает к их проблемам приоритетное внимание в ущерб будущим поколениям. Лишь в том случае, если защита интересов и потребностей будущих поколений будет поручена специальному органу, в обществе появится сила, ориентированная исключительно на выявление ситуаций, в которых они подвергаются опасности. Эта сила будет выступать как бескомпромиссный представитель людей будущего в судебной, административной и законодательной сфере. Примерами специализированных органов являются комитет финского парламента по делам будущего (с 1993 по н.в.), Комиссия по делам будущих поколений при израильском Кнессете (2001–2006), венгерский Уполномоченный по делам будущих поколений (с 2008 по н.в.)

Творческие задания

  1. В 1979 г. Агентство по защите окружающей среды США начало разрабатывать государственное регулирование производства продукции, содержащей асбест. Через 10 лет оно приняло решение о полном сворачивании производства и запрете использования асбестосодержащей продукции. Однако в 1991 г. Окружной апелляционный суд принял решение об отмене запрета. Одним из основных аргументов суда была неприемлемость предложенного Агентством анализа выгод и затрат, в ходе которого не были подвергнуты достаточному дисконтированию будущие преимущества и прогнозируемое количество смертей от рака. В итоге, асбестосодержащая продукция производится и продается в США до настоящего времени. Подготовленный в 2006 г. по заказу британского правительства доклад Н.Стерна обосновывает тезис о том, мировой экономический кризис, вызванный глобальным потеплением, будет более жестким, чем кризис конца 20-х – начала 30-х гг. прошлого столетия, и наступит в самом недалеком будущем. Отсюда последовала рекомендация использовать уже сегодня 1 процент мирового ВВП для борьбы с парниковым эффектом. С точки зрения ряда экономистов, например, У.Нордхауза и П.Дасгуптаы, предложения группы Стерна совершенно неприемлемы, поскольку она использует крайне низкие коэффициенты дисконтирования будущих потерь. На основе приведенной фактической информации обоснуйте мысль о приоритетной роли коэффициентов дисконтирования будущего для формирования экологической политики. Укажите на другие практические контексты, в которых выбор государственной стратегии зависит от уровня дисконтирования будущего.
  2. В 1990 г. на Филиппинах был выдвинут судебный иск против правительства, истцами на котором выступали 43 ребенка, действующие от имени своего поколения и будущих поколений филиппинцев. Предметом иска стали концессии на вырубку лесов. После первоначального отклонения иска, при апелляционном рассмотрении дела адвокат Антонио Опоза предъявил суду аргументы теории ответственности перед будущими поколениями и суд признал возможность для детей выступать в качестве законных представителей будущих поколений. В итоге, правительство Филиппин еще до завершения процесса отозвало концессии на вырубку. Установите, какое из пониманий справедливого отношения к будущим поколениям, стало основой для иска поданного филиппинскому суду. Обоснуйте свою мысль.
  3. Проанализируйте фрагмент из работы американского философа У.Бекермана Какие аргументы против идеи прав будущих поколений он выдвигает? Какие аргументы можно противопоставить этой линии рассуждения?

    "Когда мы говорим, что обычные взрослые люди имеют право на что-либо, это означает, что у них есть выбор реализовать это право или нет, есть возможность предъявить претензию на его реализацию, есть возможность пожаловаться на то, что им было отказано в его реализации, есть возможность уполномочить кого-то другого реализовать это право или отказаться от него. И хотя на практике сегодня многие люди не обладают возможностью реализовывать свои моральные права, такая реализация не представляет собой чего-то невозможного, если соответствующим образом изменится общественная система, в которой они живут. Для этого нет логических затруднений. Но, приняв во внимание течение времени, у нас нет логической возможности настаивать на том, чтобы жители Маврикия три столетия назад воздержались от охоты на дронта или приняли меры по его сохранению на том основании, что исчезновение этого вида в конце XVII в. лишает нас нашего права увидеть его представителей. Мы не можем также отказаться от права видеть живого дронта, сказав маврикийцам: "ОК. Продолжайте. Охотьтесь, если вам так нравится"".

  4. "Почему некоторые люди так настаивают на том, чтобы определить долларовую стоимость биологического разнообразия? Они говорят, что существуют важные решения, которые могут затмить собой вопрос о других видах… Другими словами, эти люди хотят, чтобы мы определились с долларовой стоимостью видов для того, чтобы они смогли сравнить ее со стоимостью недвижимости вокруг заповедников и киловатт-часа электроэнергии. Однако одно дело рассматривать оценку биологического разнообразия… как набор очень интересных теоретических проблем для экономики всеобщего благосостояния и совершенно иное – понимать, что наши догадки в этой сфере должны быть основой для принятия решений, затрагивающих функционирование экосистем, от которых зависит наша жизнь и жизнь наших детей. И если нас будут принимать в серьез только в том случае, когда мы используем количественные показатели, я предложил бы некоторые новые единицы измерения. Один "Ой!" – это самая малая единица огорчения, которую мы чувствуем, когда сознательно способствуем исчезновению видов, которые пригодятся позднее. Один "Я опасаюсь…" – это количество неведения биологов, отвечающих экономистам на вопрос по поводу роли видов и экосистем… Необратимые "Ой!" и неопределенные "Я опасаюсь…" являются главным фактором при принятии решений о биологическом разнообразии. Было бы очень прискорбно, если бы страсть к установлению долларовой стоимости видов, заставила нас забыть о подсчете "Ой!" и "Я опасаюсь…".

    Б.Нортон

    Какие из затруднений экономического подхода к обеспечению интересов и потребностей будущих поколений акцентирует в своем рассуждении экофилософ Б.Нортон, какие выходы из них он предлагает?

  5. Израильская комиссия по делам будущих поколений была создана в 2002 г. по инициативе известного общественного и политического деятеля Й.Лапида. Комиссия была призвана анализировать готовящееся законодательство на предмет возможного вреда будущим поколениям по всем возможным направлениям: начиная от состояния окружающей среды до демографических вопросов и вопросов экономической стабильности. Он разрабатывала аналитические документы, сопровождавшие обсуждавшиеся законопроекты. Ее глава участвовал в заседаниях профильных комитетах. Он был наделен правом вносить в парламент специальные законопроекты, защищающие интересы будущих поколений. Являясь сугубо консультационным органном, комиссия имела возможность требовать дополнительного времени на анализ законопроектов, что становилось аналогом неформального права "вето". Председатель комиссии неоднократно оспаривал глубоко укоренившиеся экологически вредные практики. В 2006 г. по истечению срока полномочий первого председателя комиссии Кнессет не стал избирать ее нового главу, а в 2011 г. принял предварительное решении об упразднении комиссии в связи с экономией общественных фондов. На примере деятельности израильской комиссии определите трудности, с которыми сталкиваются органы этого типа. Продумайте оптимальный набор полномочий и оптимальный способ формирования для таких институтов.
  6. В начале 2000-х гг. в Венгрии возникло общественное движение "Защити будущее", которое занималось поддержкой экологических инициатив на национальном уровне и уровне местных сообществ. В 2002 г. оно безуспешно пыталось провести через парламент закон о введении поста Уполномоченного по делам будущих поколений. Далее в течении шести лет движение активно пропагандировало эту идею как в Венгрии, так и в Евросоюзе в целом. Оно вело переговоры со всеми парламентскими партиями, пытаясь учесть их опасения, связанные с введением нового института, и добилось заключения общего соглашения партий, содержание которого было доведено до широких слоев избирателей. В 2007 г. был принят закон о новом институте, а в 2008 г. он начал функционировать. Сравните израильский (см. предыдущее задание) и венгерский опыт внедрения институтов по делам будущих поколений. Какие из оснований их деятельности оказались не учтены в Израиле.
< Лекция 6 || Лекция 7 || Лекция 8 >
Сергей Ногин
Сергей Ногин
Россия, Москва, Имсгс