Опубликован: 17.04.2016 | Доступ: свободный | Студентов: 1010 / 213 | Длительность: 21:14:00
Специальности: Историк
Лекция 1:

Восточные общества на пороге Новейшей истории. Феномен колониализма и экономика

Лекция 1: 123456 || Лекция 2 >

1.4. Экономическое развитие в постколониальный период

1.4.1. Капитализм и многоукладность

В этот период большинство стран Востока по-прежнему испытывало на себе давление иностранного капитала с сохранением многих особенностей синтеза современных тенденций с традиционной многоукладностью. С момента достижения независимости развитие капитализма ускорилось. Но это развитие не имело и не имеет своих аналогов в истории. Ярко проявился ряд особенностей и противоречий эволюции восточного капитализма. Например, выяснилось, что чем позже данная страна становится на путь развития капитализма, тем сильнее влияет мировая капиталистическая система на ее национальные капиталистически развивающиеся структуры. Однако чем более опаздывала страна в развитии собственного капитализма, тем большее значение приобретали национальные особенности, традиции, региональные влияния на формы, специфику, темпы развития капитализма.

Социально-экономическая структура развивающихся стран характеризуется не только пестротой укладов, но и сравнительно быстрым изменением соотношения и взаимодействия этих укладов, которые также претерпевают изменения под давлением развивающейся экономической и социальной инфраструктуры.

Сохранение различных укладов в странах Востока является результатом специфики зарождения и развития капитализма в бывших колониях и полуколониях. После завоевания независимости в развивающихся странах отчетливо обнаружились, как и в послереволюционной России, следующие типы общественно-политических укладов:

  1. докапиталистический (патриархальное, натуральное, полуфеодальное и феодальное хозяйства);
  2. мелкотоварное и мелкокапиталистическое производство, основанное преимущественно на ручном труде;
  3. частнохозяйственный капитал (мастерские, фабрики и т. п. );
  4. государственный капитализм;
  5. иностранный капитал.

1.4.2. Особенности развития восточного капитализма

Исторически капитализм на Востоке прошел отличный от западного путь развития. До господства фабрично-заводского производства в метрополиях (XIX в.) колонизаторы в основном не могли серьезно влиять на социально-экономические условия подвластных стран. Они лишь приспосабливали их для извлечения колониальной добычи. Родоплеменные, рабовладельческие и феодальные отношения сохранялись на Востоке до XX в. Промышленная революция привела не только к изменению форм эксплуатации колоний, но и к возрастающему воздействию колонизаторов на их экономику. Обмен товарами между метрополиями и колониями способствовал ускоренному развитию товарно-денежных отношений в колониях, на базе которых начали возникать первые ростки капиталистического предпринимательства. Однако зародившийся восточный капитализм сразу встретился с двумя препятствиями - феодализмом и иностранным капиталом, стремившимся подчинить начавшиеся процессы своим интересам. Перед лицом столь сильных врагов национальный капитализм как бы раскололся на два сравнительно самостоятельных потока, один из которых представляла мелкая и мельчайшая буржуазия (чаще всего предбуржуазия) спонтанного происхождения, а другой - привилегированная, тесно связанная с иностранным капиталом верхушечная буржуазия.

Общая отсталость стран Востока, их зависимость от колонизаторов, сохранение феодальных пережитков и многие другие условия предопределили стремление национальной буржуазии приспосабливаться к трудным условиям путем заимствования как остаточных полуфеодальных форм эксплуатации трудящихся, так и новейших методов организации производства и наживы, предлагаемых колонизаторами.

В эпоху империализма капитализм стал усиленно пересаживаться в колонии, где ускорилось развитие и национального капитализма. Переплетаясь и частично сливаясь, привнесенный и местный капитализм образовывали своеобразный капитализм синтезированного вида при сохранении специфических черт местного предпринимательства. Все это нарушало прохождение странами Востока классических этапов эволюции. Новые и все более передовые формы капитализма навязывались колониям и полуколониям, в которых естественный процесс национального поэтапного прохождения капиталистического развития грубо нарушался и постоянно как бы придавливался более передовыми и организованными видами навязываемого капитализма. В результате к моменту освобождения в странах Востока возникла многослойная структура экономики и общества, в котором старые отношения сохранялись и продолжали существовать в виде определенных типов укладов.

Основные условия развития восточного капитализма, очевидно, были следующие:

  1. Отсутствие свободы конкуренции.
  2. Постоянный колониальный грабеж, препятствовавший закономерным процессам капиталистической эволюции, в том числе первоначальному накоплению капитала.
  3. Постоянное воздействие колонизаторов, сначала влиявших на социально-экономическую обстановку колоний в нужном им направлении, а затем навязывавших "передовые" формы капитализма в условиях сохранения старых хозяйственных отношений.
  4. "Перепрыгивание" закономерных этапов капитализма до полного созревания предпосылок появления новых видов предпринимательства.
  5. Сравнительно краткосрочный период капиталистической эволюции.

После завоевания политической независимости капиталистическое развитие стран Востока неизмеримо ускорилось. Но это развитие шло не путем вызревания передовых форм предпринимательства внутри развивающихся государств, а преимущественно путем заимствования новых видов капитализма на Западе и укрепления "верхушечного" капитала с помощью государства. Одновременно ускорилась эволюция низших форм капитала.

1.4.3. Основные виды капитализма в странах Востока

В результате своеобразного развития капитализма, а также воздействия империалистических государств в странах Востока образовалось три основных вида капитализма.

Во-первых, капитализм, растущий "снизу", из недр мелкотоварного производства. Это наиболее массовый, в известном смысле демократический капитализм, составляющий материальную основу существования многочисленных слоев, прослоек, групп и подгрупп мелкой буржуазии и мелкобуржуазных кругов. При анализе мелкокапиталистического производства перед исследователем часто возникают большие трудности. Дело в том, что это предпринимательство не только весьма подвижно, но и очень плохо учитывается буржуазной статистикой. Причем критерии определения "мелкое производство" весьма разнообразны. В Индии, например, к мелкой промышленности относятся предприятия с числом занятых от 50 до 100 человек. В Индонезии и Турции в эту же категорию включаются предприятия, где занято менее 10 рабочих и отсутствует механический двигатель.

Если привести эти критерии к среднему, то мелкая промышленность должна состоять из предприятий, на каждом из которых занято не более 50 человек, капитал не превышает 10 тыс. долл. и господствует ручной труд. В развивающихся странах мелкая промышленность абсолютно преобладает в общей численности предприятий. Она насчитывает не менее 75% всех промышленных объектов в той или иной восточной стране, но их продукция составляет, как правило, не более 30% продукции всей промышленности.

Предприятия низших форм капитализма (ремесленно-мануфактурные) крайне неустойчивы, нередко они находятся на грани разорения из-за конкуренции фабричного производства, отсутствия поддержки со стороны государства, нехватки средств, сырья; погибнув в одном месте, они появляются в другом, и т. д. Такая подвижность обусловлена незавершенностью процесса как первоначального накопления капитала, так и вызревания современных форм капитализма, сохранением полунатурального, мелкотоварного укладов. Это свидетельствует о том, что развитие капитализма "сверху" все время продолжается, охватывая значительные слои населения, многие отрасли промышленности и сельскохозяйственное производство.

Следует отметить, что в последние годы все отчетливее обнаруживается процесс зарождения мелкой буржуазии в связи с развитием крупного предпринимательства в странах Востока. Появление крупных предприятий, как правило, сопровождается не только разорением самостоятельного производства, но и появлением определенных прослоек мелкой буржуазии, непосредственно связанной с крупным капиталом и как бы продолжающей "на дому" производственные процессы заводского характера.

Характерная черта мелкого капитализма состоит в том, что он (за крайне редким исключением) не перерастает в более развитые формы, а его представители довольствуются мизерной частью доходов, поступающих буржуазии. Доходы буржуазии ряда стран Востока распределяются следующим образом: на крупную и крупнейшую буржуазию, составляющую около 1% численности всех капиталистов, падает 60-70% всех прибылей, на среднюю - около 20%, а на мелкую, составляющую почти 90% численности всей буржуазии, - только 10-15%. Часто этот доход намного меньше заработной платы квалифицированного рабочего. Как условия развития мелкого предпринимательства, так и его положение в системе производства способствуют росту в его среде недовольства и антагонизма в отношении крупной буржуазии.

Во-вторых, капитализм, развивающийся преимущественно "сверху", - крупный и монополистический капитал стран Востока. Этот капитал играет решающую роль в экономике развивающихся стран, несмотря на то что мелкое предпринимательство численно растет быстрее.

Вместе с тем такой капитализм в развивающихся странах имеет ряд особенностей. Главная состоит в том, что он является следствием заимствования местными предпринимателями форм организации бизнеса и эксплуатации рабочего класса в развитых капиталистических странах. Этот капитализм составляет надстройку над слаборазвитой экономикой, не прошедшей еще всех этапов эволюции от менее развитых форм предпринимательства к более развитым.

Крупный и монополистический капитал во многих сравнительно развитых государствах Африки (Нигерия, Берег Слоновой Кости, Сенегал и др.) уже достаточно проявил себя. Наиболее широко монополистический капитал действует в Индии, Пакистане, Турции, на Филиппинах, в Таиланде, Малайзии и некоторых других странах. Тенденция же к образованию крупного и монополистического капитала существует практически во всех капиталистически развивающих странах Азии и Африки. Бюрократическая буржуазия, экономическое господство которой в значительной мере базируется на политической власти узкого круга частных предпринимателей или их ставленников, также является лишь разновидностью восточного монополистического капитала (Индонезия, Тайвань, Южная Корея и др.), формирующегося под руководством и контролем коррумпированного бюрократического государства.

В Индии в середине 1970-х гг. действовало около 75 монополистических групп, 20 крупнейших из которых возглавлялись корпорациями Бирла, Тата, Мафатлал, Сингхания, Скиндия, Тхапар и др. Каждая группировка объединяла десятки компаний, действовавших практически в подавляющем числе отраслей промышленности, сельского хозяйства, финансов, торговли. Объем производства предприятий, принадлежавших индийским монополиям, исчислялся в 1975-1976 гг. миллиардами рупий (Бирла - 15,2 млрд, Тата - 12,1 млрд и т. д.), прибыль (после вычетов налогов) достигала сотен миллионов рупий. С 1972 по 1982 г. активы 20 крупнейших монополий страны и подчиненных им корпораций увеличились с 28,8 млрд до 89,9 млрд рупий.

По сведениям индийских источников, на долю монополий приходится около 100% производства алюминия, автомобилей, оборудования для цементной промышленности, шарикоподшипников и синтетического каучука, более 90% оборудования для производства хлопчатобумажной продукции, холодильников, искусственного волокна и автопокрышек, свыше 60% ферромарганца и стальных труб, 70% оборудования для производства сахара, электромоторов и цемента, более 60% тракторов, трансформаторов, радиоприемников, швейных машин и бумаги, 50% оборудования для бумажной промышленности, производства каустической соды, велосипедов. Индийские монополии контролируют многие частные банки страны, они не только установили монополию на экспорт многих товаров в зарубежные страны, но и успешно вкладывают капиталы в соседних государствах.

В Пакистане местный монополистический капитал возглавляют 6 групп: Хабибы, объединяющие 45 компаний (сумма активов - около 7 млрд рупий), Сайголы - 28 компаний (6 млрд), Адамджы - 21 компания (3 млрд), Дауды - 21 компания (1,5 млрд), Шейх М.М. Исмаила - 35 компаний (1 млрд), Фанси - 46 компаний (около 1 млрд рупий). По утверждению пакистанских ученых, экономическая власть в стране концентрируется в руках 20 семейств, которые контролируют 70% цензовой промышленности, 99% страховых фондов и 80% общей суммы банковских операций.

В Турции сравнительно небольшая группа частных компаний, составляющая около 3% акционерных обществ страны, контролирует 80-85% акционерного капитала и присваивает ежегодно, как минимум, 80% доходов всех компаний. Верхушку этой группы составляют 25-30 обществ (из 6 тыс., имеющихся в стране), среди которых наиболее крупные - "Коч холдинг", "Сабанджы холдинг", "Чукурова холдинг", Деловой банк. Каждая из ведущих компаний контролирует десятки акционерных обществ, большинство из которых монополизировали производство и сбыт определенных видов товаров, их реализацию, кредитные и страховые операции и т. д. В 1960-1970-е гг. в Турции окончательно сформировался национальный государственно-монополистический капитализм, который имеет, разумеется, многие специфические черты.

О мощи ведущих турецких монополистических групп можно получить представление из сообщения газеты "Тюркие постасы", которая писала, что сумма запродаж 500 крупнейших турецких фирм определялась в 1981 г. 2,6 трлн лир, а доходные статьи государственного бюджета в том же году составляли 1,5 трлн лир. Сумма запродаж фирмы В. Коча исчислялась 2533 млн долл. По оценкам американской прессы, ведущие турецкие монополии ("Коч холдинг" и "Сабанджи Холдинг") занимают ныне 186-е и 189-е места среди 500 крупнейших корпораций мира.

Монополистический капитал успешно действовал в дореволюционном (1979 г.) Иране, где 45 семейств контролировали 85% компаний. Ведущими группами монополистического капитала были концерн "Шахрияр", владельцем которого был Али Резаи, общества "Мелли", "Парс", "Хавар", "Сепента" и т. д. Иранские монополии контролировали производство и сбыт металлов, проката, бытовых приборов, обуви, автомашин, хлопчатобумажных тканей, искусственного волокна, предметов бытовой химии и т. д. Ежегодные прибыли крупнейших промышленно-финансовых объединений Ирана, по официальным сведениям, превышали 30% на капитал.

Аналогичные тенденции наблюдались и в других перечисленных выше странах. В наиболее экономически развитых из них можно отчетливо наблюдать слияние не только промышленных и банковых компаний и образование финансового капитала, но и переплетение последнего с государственными корпорациями и образование государственно-монополистического капитализма (ГМК). Такой капитализм (разумеется, имеющий многие национальные особенности) возник в результате взаимодействия крупного частного капитала стран Востока, государственного капитализма и в ряде случаев - иностранного капитала (как правило, в форме транснациональных корпораций). В ходе образования ГМК произошло слияние национальных монополий с государством, что дает ряд преимуществ и выгод национальным корпорациям, вступающим в противоречия с транснациональными монополиями и банками, а также с капитализмом, растущим "снизу".

Образование ГМК в странах Востока имеет свои особенности. Он возникает в сравнительно экономически отсталых странах, в условиях незавершенности всех закономерных процессов капиталистической эволюции, преобладания низших форм капитализма, особенно в сельском хозяйстве. В большинстве случаев государство выступает организатором монополизации народного хозяйства, оказывает всестороннюю помощь и поддержку национальным монополиям, является ускорителем монополизации капитала раньше, чем материального производства.

Во многих случаях образование ГМК стимулирует военно-бюрократическая государственная элита, заинтересованная в увеличении прибылей путем внедрения новейших форм организации бизнеса и совершеннейших форм эксплуатации трудящихся. Так, в Иране национальный ГМК возник в результате деятельности проамериканского шахского режима, и, естественно, он оказался надстройкой над слаборазвитой экономикой страны. В Саудовской Аравии решающую роль в создании ГМК сыграл феодально-абсолютистский режим, получающий огромные доходы от продажи нефти. Аналогичное положение имеет место в Кувейте, Омане, Бахрейне, Объединенных Арабских Эмиратах. Естественно, что возникновение ГМК в ряде стран Востока изменяет в них социально-экономическую обстановку, их классовую структуру и социальное развитие.

Сравнительный анализ статистических источников стран, в которых возникли национальные монополии и ГМК, свидетельствует о том, что степень концентрации производства и капитала (прежде всего банкового), а также мощь крупнейших монополий в них достигли приблизительно одинакового уровня. В Индии, Пакистане, Турции и Таиланде основная часть национального банкового капитала контролируется практически 25 банками. Национальные монополии в этих странах почти одинаковы по своей мощи. Они достигли такого уровня развития, когда в состоянии оказывать давление на экономику не только своей, но и некоторых сопредельных стран.

Например, в 1973 г. индийские монополии действовали в 27 государствах и вели совместные операции с монополиями Англии, Канады, США, Ирландии, Ирана, Сингапура, Таиланда, ФРГ, Шри Ланки и т. д. В каждом из этих государств действовали смешанные общества. Монополистический капитал афро-азиатских стран неизменно стремится к сотрудничеству с империалистическими монополиями, к получению от них помощи, кредитов, лицензий и т. д. Так, около 20 монополистических групп Индии в 1970-х гг. находились под контролем иностранного капитала. Монополистический капитал Турции и Пакистана находится в тесном союзе с империалистическими монополиями, которые помогали ему наладить производство автомашин, тракторов, химических товаров, радиоэлектроники, вооружения и т. д. В союзе с местным монополистическим капиталом транснациональные корпорации проникли в химическую, металлургическую, машиностроительную, автомобильную, самолето- и вертолетосборочную, атомную, уранодобывающую и другие отрасли промышленности многих стран Востока. Таким образом, монополистический капитал стран Азии и Африки стал главным союзником империализма и проводником его политики в своих государствах.

Вместе с этим следует отметить, что монополистический капитал стран Востока генетически был (и частично остается) больше связан со сферой не производства, а обращения - с кредитом и торговлей. Если в странах Европы образование финансового капитала происходило в ходе роста концентрации промышленного и банкового капиталов, их постепенного переплетения, то на Востоке банковый капитал играл ведущую роль. И в настоящее время крупнейшие банки являются подлинными верховными правителями не только в торгово-финансовой области, но и в промышленности, на которую эти учреждения, как правило, "сверху" распространяют свое влияние и контроль. По масштабу и характеру кредитных операций, принадлежности уставного капитала банков, взаимодействию с государством можно определить уровень развития местного предпринимательства, и степень самостоятельности национального капитала.

Банковый капитал - не только наиболее удобная и прибыльная сфера деятельности для национального капитала, но и самая концентрированная, что ставит этот капитал в особо привилегированное положение. Именно поэтому правящие круги многих молодых стран, как правило, наиболее тесно связаны с банковым капиталом и контролируемыми им торгово-финансовыми предприятиями (торговыми и посредническими компаниями, страховыми и кредитными обществами и т. п. ). Государственно-капиталистические мероприятия национальные правительства чаще всего осуществляют в тесном взаимодействии с частным банковым капиталом.

Банковый капитал имеет потенциально большие возможности вступать в деловые отношения с империалистическими монополиями, становиться посредником между ними и национальными предприятиями, превращаться в партнера международных монополий. Вследствие этого в некоторых развивающихся странах именно банки и крупные торговые фирмы чаще всего воспринимают империалистические методы организации деятельности. Эти обстоятельства учитываются международными монополиями, которые охотнее всего вступают в соглашение именно с банками стран Азии и Африки.

Итак, для современного крупного и монополистического капитала стран Востока характерны следующие основные черты: концентрация и централизация прежде и скорее всего не в производительных отраслях, а в области банкового дела и торговли; стремление к связям с иностранными монополиями путем привлечения финансовой и технической помощи из-за границы; стремление использовать помощь и поддержку национального государства и государственных организаций в своих интересах для установления и укрепления монопольного положения в любой сфере деятельности; применение как самых отсталых, так и новейших методов организации производства.

В условиях недостаточной зрелости товарно-денежных отношений, сохранения значительных пластов малопроизводительных укладов монополия в кредитно-финансовой и торговой сферах, а затем и в промышленном производстве может быть установлена и при сравнительно незначительном (по абсолютным размерам) денежном капитале, если этот капитал концентрируется в руках одного человека или семьи, пользуется поддержкой государства или иностранного капитала. Это обусловливает часто особенно ожесточенную борьбу между различными группировками буржуазии за влияние на государственный аппарат.

Распространяя свое влияние, крупный капитал и монополии играют огромную роль в формировании структуры национального капитализма стран Востока. Монополистическая надстройка, с одной стороны, представляет собой как бы самостоятельный вид эволюции национального капитала, а с другой - подавляет капитализм, развивающийся "снизу", на базе мелкотоварного производства. Таким образом, создается тугой узел сложнейших и острейших противоречий между отдельными потоками капиталистической эволюции. Противоречия усиливаются по мере распространения капиталистических отношений на все новые районы и сферы деятельности.

В условиях растущего гнета и притеснения крупного капитала на путь борьбы за свои права становится мелкая буржуазия (одним из ярких примеров является иранская революция 1979-1980-х гг.). В ней происходит раскол на группы и группировки, одни из которых примыкают к революционной борьбе, а другие встают на путь экстремизма. Часто государственные перевороты, происходящие в странах Азии и Африки, объясняются именно обострением противоречий между представителями различных слоев местной буржуазии. При этом в наэлектризованной обстановке стран Азии и Африки, вызванной их капиталистическим развитием в условиях отсталости, политическая диктатура нередко необходима как крупной буржуазии (для подавления недовольства мелкой буржуазии и рабочего класса вместе с крестьянством), так и мелкой (для защиты своих позиций от крупной буржуазии и рабочего класса вместе с крестьянством). Не удивительно, что обе группировки хотя и руководствуются разными интересами, нуждаются в сильной власти, которую чаще всего в этих странах формирует офицерство.

В-третьих, государственный капитализм, наиболее прочной материальной основой деятельности которого является государственный сектор экономики. Значение и роль его в развивающихся странах сложны и многообразны, они непосредственно зависят от характера государственной власти, размаха и направленности общественной и классовой борьбы в каждой конкретной стране. В некоторых странах государственный капитализм служит опорой формирующегося бюрократического и монополистического капитала, в других с его помощью национальные правительства пытаются ограничить хищнические устремления крупной буржуазии, защитить национальную экономику от пагубного влияния иностранных монополий, решить проблемы экономической отсталости.

Государственный капитализм в странах Азии и Африки - ныне повсеместное явление. Появившись вследствие объективной необходимости преодолеть экономическую отсталость, зависимость от империализма, ликвидировать массовую нищету населения, государственный капитализм превратился в фактор социально-экономического развития молодых государств.

Доля государственных инвестиций в развивающихся странах, составлявшая в 1950-х гг. 25-35% суммы капиталовложений в экономику, в конце 1960-х гг. выросла до 45-55%. При довольно значительных по странам колебаниях удельного веса государственного сектора в народном хозяйстве в общем в нем занято 10-25% самодеятельного населения и вырабатывается 5-30% валового национального продукта. В Индии, например, удельный вес государственного сектора в основном капитале в 1956-1961 гг. составлял 15%, в 1960-1961 гг. - 25,6, в 1975-1976 гг. - около 52,1%. В начале 1970-х гг. оплаченный капитал государственных обществ в совокупности достигал 45% капитала всех компаний Индии. На долю государства приходилось 62% выпуска чугуна, 45% проката, 68% производства цинка, 77% удобрений, 48% выпуска станков, 52% добычи нефти и т. д. После национализации (по закону от 19 июля 1969 г.) банков с депозитами свыше 500 млн рупий доля государственного сектора в организованной кредитной системе страны возросла и достигла почти 84% по активам и депозитам. Эти показатели намного выше соответствующих данных по такой стране, как Турция, где в это же время активы государственных банков составляли примерно 65% всех банков страны.

Рост государственно-капиталистического сектора и активность государства в экономике наблюдаются практически во всех странах Востока. Это стало для них типичным явлением.

Лекция 1: 123456 || Лекция 2 >
Елена Максимова
Елена Максимова

Здравствуйте. Я записалась на бесплатный вариант курса "История стран Азии и Африки в новейшее время", но если в процессе изучения я пойму, что мне бы хотелось получить удостоверение о повышении квалификации, я смогу перейти на вариант повышения квалификации? 

Марта Цыркунова
Марта Цыркунова

Добрый вечер!

Скажите,пожалуйста,итоговый экзамен по курсу стоит на 16 ноября,то есть по истичении этого срока я не смогу сдать экзамен?

С уважением,Марта

 

Елена Игнатко
Елена Игнатко
Россия, Москва
Юлия Шельдешова
Юлия Шельдешова
Россия, Астрахань, Астраханский государственный университет