Опубликован: 17.04.2016 | Доступ: свободный | Студентов: 1010 / 213 | Длительность: 21:14:00
Специальности: Историк
Лекция 1:

Восточные общества на пороге Новейшей истории. Феномен колониализма и экономика

Лекция 1: 123456 || Лекция 2 >

1.3. Развитие буржуазных отношений в городской экономике

1.3.1. Запад и традиционная промышленность Востока

Воздействие капиталистического Запада на традиционную промышленность Востока и соответственно возникший синтез традиционного и современного в городской экономике и несельскохозяйственных отраслях были противоречивы и неоднозначны. Промышленный переворот в Западной Европе начался с текстильного производства. Именно импорт дешевых фабричных изделий этой отрасли промышленности в восточные страны вызвал там сокращение общего объема кустарного хлопчатобумажного производства. Сначала разрушению подверглось прядение, так как наплыв машинной пряжи сделал этот промысел невыгодным и неконкурентоспособным. Ввозилась импортная пряжа западного фабричного производства, и крестьяне забрасывали собственный ручной прядильный промысел.

Этот первый своеобразный синтез в промышленном производстве просуществовал в течение длительного периода колониальной зависимости и продолжал еще проявляться в начале ХХ в. Такое положение, когда мелкие производители использовали пряжу не домашнего производства, а фабричную, поставляемую капиталистическими предприятиями (первоначально из метрополий, а затем и местными фабриками), было губительным сначала для домашнего прядения, а затем для ручного ткачества. Появившиеся местные текстильные фабрики постепенно вытесняли ткачей-ремесленников. Наиболее очевидным этот процесс был в Индии, где в 1911 г. фабрики, на которых работали примерно 8% общего числа занятых производством хлопчатобумажных тканей, давали более половины выпускаемой в стране продукции такого рода.

Разумеется, подобные процессы не были всеобщим явлением и не происходили в такой последовательности, как в классической колониальной Индии. Там наряду с разрушением ремесленного хлопчатобумажного производства еще во второй половине XIX в. были созданы первые местные мастерские по производству пряжи и хлопчатобумажных тканей. Основателями этих предприятий были как местные купцы, нажившие капиталы на торговле опиумом и хлопком, так и английские капиталисты. Первоначально фабричная продукция (особенно пряжа) поступала в Китай, однако с начала ХХ в. она стала поступать на внутренние рынки Индии, но уже в виде готовых тканей.

1.3.2. Кустарная промышленность в традиционных отраслях производства

В ряде стран Востока, оказавшихся в прямой или косвенной зависимости от развитых капиталистических стран к началу ХХ в., не наблюдалось прямых инвестиций в сферу производства, как в Индии, и там не возник синтез восточного ручного труда и европейского фабрично-заводского производства. В таких странах кустарная промышленность долго сохраняла свое доминирующее положение в текстильной, пищевой и многих других традиционных отраслях (например, ковровой в Иране). А в Китае к 1911 г. ручное промышленное производство поставляло на внутренний рынок около 80% необходимых населению тканей. Здесь иностранный капитал не выступал в роли организатора производства.

Во французских колониях эксплуатация населения базировалась на налоговом ограблении, системе низких закупочных цен на экспортную продукцию и ссудном капитале, что ограничивало приток любых капиталов (и европейского, и местного) в сферу материального производства. Например, во Вьетнаме французский колониализм не смог создать значительный современный или синтезированный капиталистический уклад в промышленности. На протяжении колониального господства во Вьетнаме преобладало ремесленное производство в ряде отраслей промышленности. Перед Второй мировой войной ремесленники производили 84% шелковых и 75% хлопчатобумажных тканей, потребляемых в стране, а к началу 1930-х гг. доля фабрично-заводской и мелкой промышленности не превышала 6% стоимости валового продукта.

1.3.3. Колониальный капитал и местная мануфактура

В странах Юго-Восточной Азии развитию местного производства мешала своеобразная система взаимозависимости колониального капитала метрополии, китайского торгового капитала и местного мелкого производства, которая сложилась к 1920-м гг. в некоторых отраслях хозяйства. Во Вьетнаме, например, местные французские фабрики (мелкоткацкие, хлопчатобумажные, сахарные, чайные, спиртоводочные, рисоочистительные и др.) попытались монополизировать скупку сырья и снабжение им местных производителей. В ряде отраслей (прежде всего в шелкоткацкой) они не достигли больших успехов, так как производители предпочитали свободно распоряжаться своей продукцией, используя старые каналы. Зато в хлопчатобумажной промышленности французские прядильни, работавшие на импортном сырье, обеспечивали пряжей не только вьетнамских ткачей, но и хлопкоткацкие мануфактурные мастерские. Отрезая местных буржуа от рынка сырья, колониальный капитал стремился превратить местную мануфактуру в отделение французской фабрики. Перед Второй мировой войной и во время ее эта тенденция стала особенно заметной.

Отношения местной французской фабрики и вьетнамских мануфактур не были прямыми. В роли посредников между ними выступали китайские торговые предприниматели, осуществлявшие систематическую раздачу сырья мелким производителям. В этой ситуации для местной буржуазии оставалось место субпосредника или мелкого предпринимателя. Внутри этой системы она вступала в конфликт не с французским, а с китайским капиталом. Это усиливало ее компрадорскую направленность и зависимость от буржуазии метрополии.

В целом на Востоке действию сильной конкуренции промышленного капитала и сокращению общего объема производства и занятости вслед за ручным прядением и ткачеством подверглись многие традиционные промыслы. Это и сахароварение, и производство красителей, фарфора, зонтов, циновок, скобяных изделий, ручная металлообработка и т. п. Постепенно также исчезли ремесла, обслуживающие исключительно феодальную знать, ее особые вкусы и потребности, т. е. традиционное ремесло, работавшее исключительно на заказ.

Но наряду с разрушением высокохудожественных промыслов, в которых преобладал квалифицированный, виртуозный ручной труд многочисленных городских ремесленников, в восточных странах в конце XIX в. и особенно в начале ХХ в. постепенно внедрялись новые нетрадиционные формы производства, организации и финансирования, в том числе механизированные предприятия, оптовый сбыт, банки, акционерные общества, управляющие агентства и многие другие компоненты и институты капиталистического воспроизводства.

1.3.4. Иностранный сектор в многоукладной экономике Востока

Возникновение и развитие иностранного сектора экономики, включавшее созданные зарубежным капиталом промышленные, горнодобывающие, транспортные, банковские, коммунальные предприятия, знаменовали становление колониально-капиталистического синтеза в несельскохозяйственных отраслях производства. Пересаженные на восточную почву развитые капиталистические отношения, опиравшиеся на машинную индустрию, испытывали на себе серьезное воздействие традиционных социальных и экономических структур и в то же время сами оказывали на них намного большее, нежели внешняя торговля и экспортное земледелие, трансформирующее влияние. Эти отношения стали мощным стимулом роста национального частного промышленного предпринимательства. На Востоке на месте прежде монолитной единообразной докапиталистической структуры стала формироваться многоукладная система: рядом с количественно преобладавшим традиционным способом производства появились элементы капиталистического уклада, состоявшего из двух разновидностей: современного машинного (современный капитализм) и национального (первоначально в основном мануфактурно-раздаточный капитализм).

Довольно интенсивно проходило и складывание многообразной промежуточной среды между современными и традиционными социально-экономическими преобразованиями. Синтез в промышленности и других отраслях хозяйства, коренящийся в самой невозможности быстрого и широкого преобразования старых и низших форм производства, в ХХ в. превращается в ведущее направление колониально-капиталистического и зависимого развития.

Новые виды производства, отрасли хозяйства и особенно система машин на Востоке, в отличие от Запада, стали осваиваться в обратной последовательности. Если в странах Западной Европы и Северной Америки система машин первоначально стала применяться в промышленности, то в странах Востока - на транспорте. Паровое судоходство, железные дороги и телеграф стали теми первыми системами машин, которые узнали колониальные и зависимые страны. Такая последовательность определялась как особенностями развития колониальной и зависимой периферии, так и экономическими и военно-политическими потребностями метрополий. На Западе, начиная с Англии, появление усовершенствованных текстильных станков способствовало развитию отраслей хозяйства, связанных с металлургической и металлообрабатывающей промышленностью, а затем и машиностроения, что в конце концов привело к техническому перевооружению и переоборудованию всей экономики.

Системы машин и та последовательность, в которой они появлялись на Востоке, не влекли глубоких перестроек в структуре доминирующего количественно-ремесленного, дофабричного и даже домануфактурного производства и не могли вызвать немедленную замену домашнего производства фабрично-заводской промышленностью. Традиционная раннемануфактурная стадия не была подготовлена к внедрению инородных производственных и технических форм, их освоению, восприятию и применению. Машинное производство на Востоке не было продуктом самостоятельного (как на Западе), внутреннего и последовательного развития. Фабричные формы в готовом виде пересаживались извне. Машинное производство, первыми представителями которого оказывались иностранные фабрики или местные, но работавшие на импортном оборудовании, наслаивалось на ремесленное и раннемануфактурное производство, причем последнее в таких странах, как Индия, Китай, Египет, еще не окрепло, а в других - Вьетнаме, Бирме, Малайе и т. д. - и не развивалось.

1.3.5. Внедрение западных средств производства в местную промышленность

В колониальный период на Востоке в первую очередь значительно расширялось внедрение средств производства в местную промышленность. Механические устройства и усовершенствованное на Западе оборудование внедрялось сначала в такие отрасли обрабатывающей промышленности, как хлопчатобумажная, джутовая, сахарная, мукомольная, шерстяная, шелкоткацкая; позже, лишь в ХХ в. - в электротехническую, металлургическую, химическую, цементную и другие отрасли. Однако отсутствовало машиностроение и станкостроение. Оборудование и машины для местных промышленных предприятий ввозили из метрополии и других индустриальных стран.

Этот промышленный синтез метрополии-колонии сохранялся в большинстве колоний всю первую половину ХХ в., кое-где до достижения политической независимости после Второй мировой войны. Лишь в независимый период начиналось строительство предприятий средств производства и осуществление планов индустриализации.

Основная доля иностранного инвестируемого капитала в колониальный период ХХ в. направлялась в добывающую промышленность, сельское хозяйство, инфраструктуру, торговлю, кредит и лишь незначительная часть - в промышленность, о чем наглядно свидетельствует следующая таблица.

Распределение иностранных частных инвестиций

по отраслям хозяйства, %

Добывающая промышленность, в т.ч. нефть Лесное плантационное хозяйство Инфраструктура, финансы, кредит, торговля Обрабатывающая промышленность Всего
Филиппины (США, 1935)* 23,2 32,9 43,2 0,7 100
Индонезия (Голландия, 1937) 19,4 45,6 33,1 1,9 100
Индия (Великобритания, 1946) 4,6 28,0 48,0 19,4 100
Бирма (Великобритания, 1946) 56,5 21,0 16,7 5,8 100
Малайя (Великобритания, 1936) 17,5 70,2 12,3 - 100
Вьетнам, Лаос, Камбоджа (Франция, 1924-1938) 15,8 32,3 36,0 15,9 100

*В скобках указана страна-метрополия и год, на который имеются данные.

В странах Востока только с широким вторжением иностранного капитала в ХХ в. и пересаживанием системы машин формируются новые, современные формы производства и отношения в промышленности, торговле, кредите. Они сначала появились на транспорте, коммуникациях, на территориях иностранных концессий, в европейских поселениях типа сеттльментов, в портовых городах, в промышленном и гражданском строительстве. Впоследствии усовершенствованные орудия труда и механические двигатели стали использоваться в горнодобывающей, обрабатывающей промышленности, а также сельском хозяйстве.

Если в конце XIX в. при непосредственном участии иностранного капитала, научно-технических западных кадров и специалистов возникали фабрики и заводы по переработке минерального сырья и сельскохозяйственной продукции, предприятия по производству сахара, хлопчатобумажных тканей и т. д., то с начала ХХ в. появляются электростанции, сталелитейные, цементные и другие заводы. Иногда это были довольно многочисленные, порой крупные капиталистические предприятия, но чаще небольшие фабрики, заводы, мастерские либо в традиционных отраслях, либо в новых, вызванных к жизни влиянием Запада или спросом мирового рынка.

1.3.6. Незавершенность промышленного переворота и докапиталистические формы городского производства

В ХХ в. усилившаяся колониальная экспансия в экономике и развитие собственных капиталистических отношений ускорили еще один важный процесс - урбанизацию, т. е. рост городов и увеличение численности городского населения. На Востоке в позднеколониальный период появились новые крупные торгово-промышленные центры, а многие традиционные города вместе с развитием капиталистического центра теряли прежний облик и превращались в центры промышленного вида отходничества и миграции сельского населения. Именно города становились центрами современного городского образа жизни, в них появлялась инфраструктура, а нетрадиционные элементы проявлялись более наглядно и во внешнем облике городов, и в занятости населения, и в социальной структуре.

Правда, необходимо отметить, что несмотря на формирование капиталистического уклада в промышленности, в странах Востока в первой половине ХХ в. не произошло завершения промышленного переворота ни в его социально-экономическом, ни в техническом аспектах. Местный капитализм, несмотря на довольно долгий (в зависимости от местных условий) срок развития, так и не стал доминирующим ни по числу занятых, ни по объему производимой продукции. Не удалось и местной механизированной промышленности победить низшие формы промышленного производства и захватить решающие позиции на внутреннем рынке.

Страны Востока постоянно зависели от импорта машинного оборудования (средств производства) и необходимых потребительских товаров (средств потребления). Например, в Бирме с 1869 по 1937 г. производство риса возросло в стоимостной оценке с 24 млн до 258,9 млн рупий, или более чем в 10 раз. За этот период и экспорт риса увеличился на столько же. В Бирме постоянно наращивались темпы производства как старой, так и новой продукции; казалось бы, создавались необходимые условия для общего экономического роста, интеграции национальной экономики, развития внутреннего рынка. Но ничего подобного в больших масштабах не произошло. Страна, экспортируя большую долю производимой продукции в Европу, Америку, Африку (в 1937 г. на 120 млн рупий) и в Азию (на 371,4 млн рупий), ввозила потребительские товары, включая продовольствие, ткани, шерсть, обувь, промышленное и техническое оборудование, и следовательно, была зависима от внешней торговли, основные рычаги которой находились в руках метрополии.

Бирма - не единственный пример, когда количественный рост производства не обусловил столь же больших качественных сдвигов. Французский империализм превратил Вьетнам в поставщика риса на полуколониальный китайский рынок. До начала 1930-х гг. Китай оставался не только главным для Вьетнама рынком сбыта риса, но и основным поставщиком промышленных изделий и некоторых видов продовольствия. Его доля в импорте этой колонии Франции еще в 1918 г. составляла 41% и продолжала возрастать. Но в 1932 г. Франция окончательно монополизировала импорт Вьетнама и ее доля стала составлять 80%. Вьетнам стал вторым (после Алжира) рынком сбыта французских хлопчатобумажных тканей и другой продукции.

На протяжении всей первой половины ХХ в. в странах Востока сохранялись в довольно значительных пропорциях докапиталистические формы несельскохозяйственного производства - ручное ткачество, прядение, плетение, ручное изготовление керамической посуды, различных орудий труда из металла и дерева - и низшие формы капиталистического производства (которые, впрочем, не будут изжиты и в послеколониальное время).

Современное фабрично-заводское производство, финансово-кредитные учреждения, банки, торговые фирмы, новые виды транспорта насаждались "сверху" и принадлежали исключительно национальному капиталу (частному и акционерному). Формирование местной буржуазии и современного национального промышленного производства было вторичным (производным) и происходило за счет подключения к капиталистическому предпринимательству в промышленных сферах компрадоров, торговцев, ростовщиков, бюрократов, обуржуазившихся землевладельцев (новый тип помещика, называемый иногда в литературе либеральным помещиком). В целом не наблюдалось массового роста мелкотоварного производства в промышленности - генезиса капитализма "снизу". Эволюция ремесленника в мелкого товаропроизводителя не исключалась, но была чрезвычайно ограниченной.

Демократический путь развития капитализма "снизу" в результате широкого включения ремесленников и представителей всех разновидностей домашней промышленности блокировался. С одной стороны, его развитию препятствовала деятельность метрополий в колониях и индустриально-развитых стран в полуколониях (в первую очередь их промышленным производством и контролем над внешней торговлей); с другой - предпринимательством местных привилегированных социальных слоев, которые в изменившихся условиях либо сотрудничали с иностранным капиталом (институт компрадорства), либо самостоятельно, на свой страх и риск открывали и осваивали новые виды деятельности в сфере промышленности, финансов, кредита и т. п. Нередко при этом формирующаяся (в том числе и таким образом) местная буржуазия вестернизировалась, меняя свое прежнее мировоззрение, поведение, образование, образ жизни.

Сосуществование современного и традиционного в промышленности формировалось, как и в аграрном секторе, не столько спонтанно, в процессе естественного поступательного развития, при котором столкновение, взаимодействие современного и традиционного происходили органично и закономерно, сколько посредством насильственного включения промышленных отраслей колонии в систему капиталистических мирохозяйственных связей, а также насаждения в колониях "сверху" современного фабрично-заводского производства в промышленности, строительстве, на транспорте, внедрения капиталистических методов управления, буржуазной системы управления и т. д.

Взаимодействие и взаимосвязь, впоследствии и синтез современного и традиционного были поэтому не везде перспективными и успешными. Современное появлялось и распространялось, подчиняя, вытесняя традиционное или сосуществуя с ним, прежде всего в крупных городах или специальных европейских поселениях, осуществлявших связи (промышленные, торговые, административные и т. п. ) с метрополией, а также на побережье, где развивалась промышленность, инфраструктура и экспортное земледелие. Традиционное из-за ограниченных контактов с привнесенным современным удерживалось, а порой замыкалось во внутренних глубинных районах, мало связанных с территориями, подвергнутыми трансформации. В этих отдаленных районах и провинциях доминировали традиционное производство, прежний образ жизни, старые системы образования, социальных отношений, ценностей, управления. Традиционное и современное как бы имели свои своеобразные территориально-географические, экономические и социальные границы в воспроизводстве общественной жизни практически на протяжении всего XX в.

Лекция 1: 123456 || Лекция 2 >
Елена Максимова
Елена Максимова

Здравствуйте. Я записалась на бесплатный вариант курса "История стран Азии и Африки в новейшее время", но если в процессе изучения я пойму, что мне бы хотелось получить удостоверение о повышении квалификации, я смогу перейти на вариант повышения квалификации? 

Марта Цыркунова
Марта Цыркунова

Добрый вечер!

Скажите,пожалуйста,итоговый экзамен по курсу стоит на 16 ноября,то есть по истичении этого срока я не смогу сдать экзамен?

С уважением,Марта

 

Елена Игнатко
Елена Игнатко
Россия, Москва
Юлия Шельдешова
Юлия Шельдешова
Россия, Астрахань, Астраханский государственный университет