Опубликован: 27.07.2016 | Доступ: свободный | Студентов: 4435 / 1541 | Длительность: 13:20:00
Специальности: Психолог
Лекция 6:

Проблемные семьи

< Лекция 5 || Лекция 6: 12345 || Лекция 7 >

6.5. Семьи с инвалидами

Помимо проблемных семей, ученые выделяют категорию дисфункциональных семей, куда относятся:

  • деструктивная семья - автономия и сепарация отдельных членов семьи, отсутствие взаимности в эмоциональных контактах даже при наличии обоих родителей не создают предпосылок для полноценной и успешной социализации, а нередко нарушают и репродуктивные функции (супруги не живут половой жизнью, но заводят любовников на стороне);
  • ригидная, псевдосолидарная семья - в ней наблюдаются безоговорочное доминирование одного из членов семьи, жесткая регламентация семейной жизни: в результате нарушается функция социализации;
  • постразводная, или распавшаяся, семья - ситуация, когда один из родителей живет отдельно, но сохраняет контакты с прежней семьей и продолжает выполнять в ней ряд функций: нарушается сразу несколько важных функций семьи.

По данным разных исследований, среди подростков 14-17 лет, проявивших устойчивое антиобщественное поведение, в середине 1990-х гг. от 60 до 80% воспитывались в неблагополучных семьях (неполная семья, безнадзорность, конфликты между родителями). По данным судебно-психиатрической экспертизы, в подавляющем большинстве случаев (от 53 до 79%) у них обнаруживается умственная отсталость. Для таких подростков характерны недостаточность критических способностей, отсутствие правильного понимания своих поступков, повышенная внушаемость и подчиняемость; часто умственная отсталость осложняется психопатическими чертами характера. Примерно у половины несовершеннолетних преступников имеются психические расстройства, не исключающие вменяемости - так называемые психические аномалии (отклонения).

Среди подростков-правонарушителей с умственной отсталостью подавляющее большинство были лица с олигофренией (малоумием) в степени дебильности (наиболее легкой степени умственной отсталости) - 98-99%. Такие подростки бывают обычно пассивными правонарушителями и используются для корыстных целей либо взрослыми, либо более старшими и смышлеными подростками, занимающими по отношению к ним лидирующую позицию. Как правило, у подростков с чертами эмоционально-волевой неустойчивости в прошлом отмечено раннее злоупотребление алкоголем, наркотиками, вдыхание паров средств бытовой химии (бензин, ацетон, клей и др.).

Одним из ярких показателей функциональных расстройств в семье, имеющих открытый либо скрытый (латентный) характер, является наркотизация подростков. Если ребенок приобщился к наркотикам, значит, семья неблагополучная. Неумение родителей внушить и воспитать стойкое неприятие к ним - показатель неумения их быть настоящими социализаторами. Многие специалисты считают основной функцией семьи даже не репродуктивную (она сегодня в большинстве своем не выполняется либо выполняется плохо), а воспитательную. От современной семьи ждут, что хотя бы ее она выполнит как положено. Массовое распространение наркотиков среди подростков свидетельствует, что и с этой функцией семья уже не справляется. Типичными чертами родительско-детских отношений в семье наркомана являются: делегирующая позиция родителей (когда ответственность и вина за наркоманию приписывается исключительно подростку); тотальный контроль, недоверие и подозрительность; патологическая лживость, манипулирование самыми святыми чувствами; чувство вины родителей перед подростком и друг другом. Неизбежными становятся тотальное недоверие и конфликтность, манипуляции и лживость. Часто в семьях наркоманов наблюдается преимущественная активность матерей и растерянность и пассивность отцов.

Расчеты показали, что рождение одного ребенка и уход за ним в течение трех лет снижают пенсионные накопления женщины на 7-11% по сравнению с женщиной, не имеющей детей или не использовавшей этот отпуск. Два ребенка и два отпуска "съедают" 14-21% накоплений, три - 21-30%.

Негативную роль в социализации личности старших школьников играла непрерывно нараставшая в России в 1970-1980-е гг. тенденция пьянства одного или обоих родителей и, как результат этого, грубость, жестокость и насилие со стороны таких родителей по отношению к детям. Неблагополучные семьи (конфликтные, аморальные, педагогически несостоятельные, асоциальные) негативно влияли на умственное, духовно-нравственное, эмоциональное развитие юношества, не способствовали социализации его в плане подготовки к семейно-брачным отношениям.

Парадоксально, но проблемной семьей может стать вполне благополучная ячейка, в частности однодетная семья. В такой семье ослабевало воспитательное воздействие на ребенка из-за отсутствия в ней разновозрастного воспитательного детского коллектива. Как показали исследования Л.И. Бельской, М.Ф. Дементьева, В.Я. Титаренко, однодетные семьи в большинстве своем характеризовались тем, что в них часто возникали конфликтные ситуации, ребенок был лишен сообщества родственников, такие дети поздно взрослели, вырастали в большинстве своем эгоистами.

Для обозначения социально уязвимых слоев населения применяется термин "социальная эксклюзия", который впервые был использован в 1974 г. во Франции. Речь идет об умственно и физиологически зависимых, склонных к суициду, одиноких родителях, пожилых инвалидах, маргиналах, детях-сиротах, делинквентах, асоциальных личностях и других "неудачниках". Они выброшены на обочину общественной жизни, т.е. попраны в своих правах и исключены (exclusion) из полноценной жизни социума. В российском законодательстве социальная эксклюзия рассматривается как "трудная жизненная ситуация". Закон определяет группы, о которых должна проявляться забота как нуждающихся в помощи из-за особо тяжелых жизненных ситуаций, в которые они попали: инвалиды, люди пожилого возраста, нетрудоспособные и социально уязвимые группы населения, дети-сироты, безнадзорные дети, несовершеннолетние правонарушители, дети - социальные сироты, лица без определенного места жительства, лица, не способные к самообслуживанию в связи с преклонным возрастом, болезнью, малообеспеченные, безработные, дети, подвергающиеся жестокому обращению в семье, граждане, пострадавшие от физического или психического насилия, стихийных бедствий, в результате вооруженных и межэтнических конфликтов, другие клиенты социальной службы, нуждающиеся в предоставлении временного приюта.

Интернет открывает новые возможности для обучения детей-инвалидов; жаль, доступ к нему имеет не всякая особо нуждающаяся в этом семья.

Особое место занимают семьи с детьми-инвалидами. Инвалид - это лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты. Согласно Декларации о правах инвалидов (ООН, 1975) "инвалид" означает любое лицо, которое не может самостоятельно обеспечить полностью или частично потребности нормальной личной или социальной жизни в силу недостатка, будь то врожденного или приобретенного, его или ее физических или умственных возможностей. К категории "ребенок-инвалид" относятся дети, имеющие "значительные ограничения жизнедеятельности, приводящие к социальной дезадаптации вследствие нарушения роста и развития ребенка, способностей к самообслуживанию, передвижению, ориентации, контролю за своим поведением, обучению, общению, трудовой деятельности в будущем".

За рубежом и у нас идет процесс перехода к более гуманной терминологии. Так, например, в английском языке вместо термина "инвалид" используется "дети с неспособностями". Немецкие дефектологи в обозначении детей-инвалидов используют словосочетания "дети с нарушениями", "дети с образовательными трудностями".

Известно, что 10% населения нашей планеты, по данным ООН, являются инвалидами. Согласно Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) таких людей 13%. По данным Министерства труда и социального развития России на 2003 г., в России около 8% населения составляют инвалиды, это 10,8 млн человек. Ежегодно получают инвалидность около 1,3 млн человек, причем среди впервые признаваемых инвалидами растет удельный вес лиц трудоспособного возраста. В Москве в 2003 г. на учете в органах социальной защиты населения Москвы состояли свыше 1 млн инвалидов.

Дети-инвалиды - традиционно одна из наиболее уязвимых категорий населения. С недостатками интеллекта в мире рождаются 3% детей и 10% детей с другими психическими и физическими отклонениями. В настоящее время в стране насчитывается почти 2 млн таких детей (8% всей детской популяции), из них около 700 тыс. составляют дети-инвалиды. Происходит ежегодное увеличение численности данной категории граждан.

Инвалидность у детей означает существенное ограничение жизнедеятельности, она способствует социальной дезадаптации, которая обусловлена нарушениями в развитии, затруднениями в самообслуживании, общении, обучении, овладении в будущем профессиональными навыками. Освоение детьми-инвалидами социального опыта, включение их в существующую систему общественных отношений требует от общества определенных дополнительных мер, средств и усилий (это могут быть специальные программы, специальные центры по реабилитации, специальные учебные заведения и т.д.).

Ведущими причинами инвалидности детей и подростков остаются нервно-психические заболевания, и воспитание таких детей в домашних условиях - трудное испытание для всех членов семьи. И дело не только в деньгах. Неприспособленность городской инфраструктуры к передвижению инвалидов в сочетании с повышенной потребностью в лечении и врачебном наблюдении - тоже лишь технические проблемы жизни детей-инвалидов, которые меркнут перед психологическими. Гарантированное им образование - зачастую фикция, так как ребенок-инвалид нуждается в индивидуальном и более интенсивном обучении, постоянной работе со специалистом-психологом. Чтобы получить признание общества, инвалиду предстоит проделать значительную работу по самоутверждению.

Инвалиды, не имеющие большого круга общения, не могут найти себе не то что спутника жизни, а даже просто друзей по многим причинам (проблемы в передвижении, отсутствие клубов знакомств и т.д.). Дети-инвалиды испытывают проблемы, связанные с общением со сверстниками, школьной дезадаптацией по причине частого непосещения занятий по болезни, изоляции от общества, в силу своих физических и психических особенностей. Сверстники иногда злословят, иногда сторонятся "нетипичного" ребенка.

Начиная с момента обнаружения болезни у ребенка, матери необходима поддержка. Как себя вести? Стоит ли сразу рассказывать отцу? Как все это объяснить окружающим? На эти вопросы молодая мама сама может найти неверные ответы. Многие пострадали из-за того, что не нашли сразу правильных слов для своих ближних. Ведь никто не готовится к рождению больного ребенка. В Финляндии, например, такую работу с родителями проводят врачи, под наблюдение которых сразу попадают ребенок и мать.

Он отвечает, что ремонт движка дороже, и приводит массу аргументов, что на "первостепенных вещах" - бензин, запчасти, пиво с начальником - экономить нельзя. А вот ходить весь год в одних кроссовках - это якобы ничего... Да, для мужа тоже есть финансовый кризис. Он заключается в том, что пиво покупается в оптовом магазине, а не в "Перекрестке". И пожалуй, все. Все эти якобы "мелочи" - "в доме нет денег, а ты черешни купила" (уцепилась я за эту грешную черешню, ну очень уж меня этот случай разозлил) - они делают жизнь настолько мрачно... Жизнь - дерьмо, за редкими исключениями. Да, конец финансового кризиса если и светит, то очень нескоро. Начался кризис с покупки квартиры - вроде бы логично, да? Только вместо того, чтоб купить то, на что были деньги, мы сразу купили 4-комнатную квартиру, правда, в никаком районе и по цене трешки. Да, классно, что можно больше о жилье не думать... Но... Это четыре года достаточно строгой экономии, без права на отпуск - как же, ведь если в отпуск не ходить - компенсацию дадут, а если идти - так это еще и расходы. Двойная выгода получается. Потом - машина, точнее, машины, хотя я настаивала на ремонте, но... Потом - авария, по цене сравнимая с квартирой. Да, я понимаю, нельзя мужа ругать. Ему и так плохо. Я ничего не требовала, но сейчас уже дошла до полной ручки... Я перестала откладывать "до денег" лечение, откладывать туда же беременность - ибо если бы я тупо ждала окончания кризиса, я бы никогда не забеременела... В общем, фигня в жизни получается. Муж весь из себя правильный, себе во всем отказывает, только о нашей безопасности заботится - машину чинит. Сам ходит в старых кроссовках... Работает, аки ишак заморский - без роздыху... Я тоже работаю, но сейчас - только на одной работе. Взбеленилась проклятая баба... Затребовала себе раз за жизнь отпуск... А дома - мама дорогая, у нас уже не просто "ремонт нужен" - у нас пора приглашать археологов... Битые стекла заклеены скотчем, обои есть не везде, в ванной осыпалась плитка... И все это - "до денег"... Которых не будет никогда - ибо после долгов за аварию будут долги за роды, и я не буду работать как минимум полгода... Я чувствую временами, что меня "все достало", но сделать ничего не могу. Ничего... Эта "безнадега" утомляет и затягивает хуже трясины...

Интернет-письмо (www.nanya.ru)

В одних семьях кто-либо из родителей жертвует своей работой во имя детей, в других с рождением очередного ребенка-инвалида мужчины нередко покидают семьи, а в большинстве семей из-за финансовой необеспеченности родители не имеют возможности должным образом лечить своих детей. По некоторым данным, 70% таких семей распадаются. Отцы, как правило, не выдерживают всей тяжести жизни. Но если даже это дружная и благополучная семья, она все равно имеет массу проблем. Мать, как правило, вынуждена не работать, ибо за ребенком нужен постоянный уход. Даже не работая, времени и внимания для мужа и, допустим, другого ребенка не хватает. Если же мать одна воспитывает ребенка - ни на личную жизнь, ни на недомогание, не говоря о болезни, прав у нее нет.

Если ребенок появляется на свет с серьезными отклонениями в развитии или заболеваниями, мать прекращает работать и целиком посвящает себя ему. Дорогие лекарства, визиты к врачу, специфическая техника, одежда, питание - все это стоит немалых денег, тем более если есть и другие дети, а вся семья существует на заработок отца. Иногда дети-инвалиды по зрению живут в нищете. Дома перебиваются с хлеба на квас. Некоторые приезжают в социальный центр, чтобы элементарно наесться досыта. О развлечениях и речь не идет.

Доступность физической среды, включая жилье, транспорт, образование, работу и культуру, информации и каналов коммуникации является условием независимой и полноценной жизни инвалидов. Нормативная база создания доступной среды жизнедеятельности была заложена в России Указом Президента от 2 октября 1992 г. "О мерах по формированию доступной для инвалидов среды жизнедеятельности".

Прошло более 10 лет, но проблема не решена. Исследования показывают, что среда обитания инвалидов в России, в том числе в Саратовской области, мало подходящая: около трети опрошенных полагают недоступными или малодоступными места отдыха, больницы, центры социального обслуживания, общественного транспорта. Наименее доступны подъезды, дворы и улицы. Позиции "никак не приспособлены" и "плохо приспособлены" по поводу улиц выбирали около половины опрошенных. По самооценке, в современных условиях трудно жить половине опрошенных, бедственным свое положение считает почти треть респондентов, и лишь у каждого пятого из опрошенных дела обстоят нормально. Большинство инвалидов не только в негативном аспекте рассматривают свое настоящее, но и весьма пессимистично смотрят в будущее: 37% опрошенных полагают, что их жизнь никак не изменится, а для 32% условия, по их мнению, ухудшатся. Кроме того, респонденты отмечали, что они испытывали оскорбления, дискриминацию в предоставлении льготных лекарств, в установлении телефона, в транспорте, необоснованное снижение группы инвалидности.

За десятилетия советской власти для детей с различными нарушениями развития создана разветвленная сеть специальных (коррекционных) образовательных учреждений I-VIII вида, в том числе закрытых стационарных учреждений интернатного типа. Специальное школьное образование России представлено почти 2000 учреждений, в которых обучается более 500 тыс. детей и подростков с особыми потребностями. Остальные чаще всего находятся дома вследствие ограниченности возможностей существующей социальной реабилитации и образования.

Эксперты считают, что раздельное обучение обычных детей и детей-инвалидов давно себя исчерпало. Оно лишь углубляет социальную дифференциацию и неравенство, а кроме того, противоречит ценностям цивилизованного гражданского общества, нарушая права человека. Выход они видят в толерантности обучения и диалоге культур, в совместных проектах между школами и вузами, инвалидами и неинвалидами, различными конфессиями, культурными и этническими общинами.

Мировая практика показывает, что дети, с раннего возраста научившись доброжелательному взаимодействию и сотрудничеству со сверстниками, "не такими, как все", имеющими отклонения в развитии, не страдают "психологией расизма" и в подростковом, и в старшем возрасте. Здоровые дети принимают аномальных детей как партнеров, лишь нуждающихся в помощи. Школьники в основном относятся положительно к появлению такого ребенка в их школе, готовы принять его как равного (особенного это касается детей с отклонениями в развитии сенсорной и двигательной сферы).

Поскольку здоровье молодого поколения с каждым годом становится все хуже, то провести грань между нормальными и ненормальными детьми вскоре будет нельзя. По данным проведенного в 2002-2003 гг. обследования общеобразовательных школ г. Саратова и области, более 25% учащихся имеют коэффициент развития интеллекта (IQ) ниже нормы, от 20 до 45% детей с выраженными трудностями в обучении вследствие задержки психического развития, нарушений ментальной сферы. В целом по России каждый 10-й учащийся имеет отклонение в физическом развитии (снижение остроты зрения, слуха, нарушения в опорно-двигательнм аппарате), требующее соблюдения норм охранительного педагогического режима или реализации элементов специальных коррекционно-развивающих технологий.

Анализ географии практик социально-образовательной интеграции детей с отклонениями в развитии показывает, что они уже реализуются в каждом субъекте Федерации. Наиболее яркие примеры их дают: Школа-центр интегрированного обучения и диагностики для детей с отклонениями в развитии (Санкт-Петербург); Центр по обучению детей с нарушениями слуха при МГТУ им. Баумана; Центр образования инвалидов (Челябинск); Санкт-Петербургский Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена; Новосибирский госуниверситет; общеобразовательная школа № 299 (Москва).

Интегрированное, или смешанное, обучение детей выгодно экономически: не надо тратиться на строительство специализированных заведений. Кроме того, содержание одного ребенка в специальной (коррекционной) школе-интернате весьма дорого и обходится государству минимум в 12 тыс. руб. ежемесячно (включая расходы на питание, медицинскую помощь, заработную плату персонала). Для сравнения: на одного учащегося массовой школы тратится в среднем 3 тыс. руб.

Примечателен такой факт: при простом делении общего числа детей в России (36 млн) на число детей с отклонениями в развитии (1 млн 800 тыс.) получается, что на 20 обычных детей приходится 1 "нетипичный" ребенок.

Кошачий минимум простого россиянина

В среднем каждый владелец собаки в Великобритании тратит на нее в год порядка 981 фунта стерлингов. Коты обходятся не в пример дешевле - всего 476 фунтов в год. Ежегодно вся британская нация дружно расстается с 11,23 млрд фунтов, чтобы обеспечить своих четвероногих любимцев едой, игрушками, лекарствами и сексуальными партнерами.

Самая большая статья расходов - питание для животных, на нее у всех жителей Британских остров ежегодно уходит по 586 фунтов на каждую собаку и по 328 - на каждую кошку. Некоторые хозяева предпочитают страховать своих питомцев, а это еще 460 млн фунтов в год по всей стране. В настоящее время в Великобритании страховые полисы имеют почти 70% всех домашних животных.

Согласно данным ЦБ РФ, один английский фунт равен примерно 53 руб. Согласно Госкомстату месячный прожиточный минимум россиянина составляет 2 тыс. 121 руб., т.е. примерно 40 фунтов стерлингов. То есть практически равен прожиточному оптимуму британского кота.

Финансовые известия. 2004. 9 янв.

Согласно современным подходам, лежащим в основании социальной работы, государство признает свою ответственность служить всем гражданам, а также что инвалидность есть продукт общества и окружения, созданного неинвалидами для инвалидов. Отсюда проистекает необходимость широкого и полноценного включения инвалидов в общественную жизнь страны. Наших туристов, посещающих западные страны, удивляет, как много там инвалидов, для которых построены удобные въезды в вокзалы, автоматические двери в магазинах, библиотеках и университетах, комфортабельные лифты в общественных зданиях. Туда беспрепятственно можно попасть как с детской коляской, так и инвалиду, которого никто не воспринимает как больного, нуждающегося в постоянном уходе. Ведь человек в инвалидной коляске самостоятельно передвигается, даже путешествует, уверенно использует механизмы и приспособления, появляясь в магазине или школе, на стадионе или государственном учреждении, на вокзале или театре, в аэропорту и здании правительства. А вот если люди на колясках в России сейчас никому не видны, так это вовсе не из-за того, что они не способны включиться в активную жизнь, а потому, что улицы, транспорт и здания для них не только неудобны и небезопасны, но просто недоступны.

В 1995 г. принят Федеральный закон "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", который впервые целью государственной политики объявил не социальное обеспечение инвалидов, а предоставление им равных с другими гражданами возможностей в реализации общечеловеческих прав и свобод. В Законе впервые даны принципиально новые значения основных понятий: "инвалид", "социальная защита инвалидов", обозначена компетенция федеральных и региональных органов власти в решении проблем инвалидности и инвалидов, определена ответственность за причинение вреда здоровью, приведшего к инвалидности. Законодательно закреплено создание специальных социальных институтов - государственной службы медико-социальной экспертизы и государственной службы реабилитации инвалидов, на которые возложены функции оценки ограничений жизнедеятельности, разработки и проведения реабилитационных мероприятий с целью восстановления социального статуса инвалида, достижения им материальной независимости.

Сегодня разработано множество международных и национальных программ помощи инвалидам. Одна из них предложена ООН - "Реабилитация, базирующаяся на непосредственном окружении (РНБО)". Ее суть в том, что семья и непосредственное окружение, освоив некоторые основные реабилитационные навыки, а также сам инвалид способны самостоятельно осуществлять реабилитацию. Безусловно, им оказываются помощь и поддержка соответствующих учреждений систем здравоохранения, образования, занятости и социальной защиты.

В западных странах после Второй мировой войны родители детей с отклонениями в интеллектуальном развитии, в том числе с синдромом Дауна, испытали особое стремление обеспечить своих детей теми же правами и возможностями, которые были доступны обычным детям. Результатом их борьбы явилась реформа всей системы помощи людям с нарушениями интеллекта, которая прошла с 1960-х по 1990-е гг. Получили развитие новые программы диагностики, научных исследований и обучения; вызвала резкое осуждение практика помещения людей с отклонениями в развитии в клиники для душевнобольных; новое законодательство обеспечило право получения государственного образования для всех детей школьного возраста, имеющих аномалии развития. Теперь на Западе дети с синдромом Дауна растут в семьях и получают необходимую медицинскую, педагогическую и социальную помощь, продолжительность и качество их жизни неуклонно приближаются к нормальным, средним для их стран.

В США уже долгое время действует программа Inclusion, согласно которой в стране еще в 1980-е гг. начался процесс постройки новых зданий и перестройки старых с учетом потребностей различных категорий инвалидов. Для этих целей правительством выделены дополнительные финансовые средства и в то же время наложены жесткие санкции за нарушение утвержденных стандартов. С целью изменить общественное мнение в отношении инвалидов в СМИ проводилась продуманная и разработанная психологами просветительская кампания. В итоге инвалиды получили доступ ко всем сферам жизнедеятельности общества, при этом изменилось восприятие их здоровыми людьми.

В Великобритании социальные службы оказывают помощь на дому, в дневных центрах, интернатах или дневных школах. Для детей-инвалидов и больных детей при госпиталях организуются специальные отделения трудотерапии. Социальные работники оказывают консультационную и сопровождающую поддержку инвалидам. До поступления в школу в большинстве регионов страны достаточно эффективно используется система Потедж (педагогическое обслуживание на дому детей от 0 до 4-5 лет с задержками в развитии): для каждого ребенка с учетом его особенностей составляется индивидуальная программа развития.

В России была разработана комплексная инновационная модель "Центр независимой жизни для детей с ограниченными возможностями", предоставляющая режим равных возможностей для детей с особыми проблемами. Основная задача модели - обучение детей и родителей умениям и навыкам независимой жизни. В работе используются следующие формы оказания помощи: беседы, семинары, творческие кружки, исследования, проведение различных мероприятий, создание служб (например, "От родителя к родителю"), обучение родителей, представительство интересов, оказание помощи на дому.

Сколько лет нам говорили, что миллионы людей на Западе живут за чертой бедности, но не говорили, что их черта бедности выше нашей черты богатства.

Начало родительского движения приходится на конец 1980-х гг. - время подписания Россией международных деклараций о правах человека, в том числе о правах умственно отсталых людей и инвалидов. Мурманский социально-благотворительный клуб "Надежда" был зарегистрирован в 1993 году. В настоящее время в его составе 105 семей, воспитывающих детей-инвалидов. Дети клуба - мульти-инвалиды. Детский церебральный паралич - это масса сопутствующих заболеваний и в большинстве случаев - умственная отсталость. В основном это инвалиды с диагнозом ДЦП (детский церебральный паралич), страдающие психоневрологической патологией. Члены клуба получают от организации вполне конкретную помощь. Гуманитарная помощь, содействие в приобретении инвалидных колясок, пользование услугами информационного центра и многое другое. Бесплатные консультации даются всем, кто сюда обращается. По инициативе и при содействии клуба администрацией города были созданы специализированные детские учреждения - детский сад, коррекционная школа (не путать со спецшколой. Здесь дети обучаются по обычной школьной программе). Создан реабилитационный центр. При Доме культуры им. Бредова организована студия, где с детьми клуба занимается педагог дополнительного образования.

< Лекция 5 || Лекция 6: 12345 || Лекция 7 >
Ксения Руденко
Ксения Руденко
Фарит Аккубаков
Фарит Аккубаков