Опубликован: 15.04.2017 | Доступ: свободный | Студентов: 356 / 45 | Длительность: 26:10:00
Специальности: Юрист, Преподаватель
Лекция 7:

Общее учение об обязательствах и договорах

7.3.5. Прекращение просрочки

Очистка ("пургация") просрочки

Мы видели, что в силу просрочки обязательство, по учению старого поколения юристов (veteres), увековечивается, obligatio perpetuatur. Однако дальнейшее развитие права не могло остановиться на этом лапидарном положении, выраженном в резкой и безоговорочной форме. Если после допущенной просрочки должник все же исполняет обязательство, то возникло сомнение (haesitatur), "век ли вековать" обязательству, или же допустить, что предложенное исполнение погашает первоначальную просрочку (an extinguatur superior mora). Источники сохранили нам красноречивый отчет о формальных методах, какими достигалось приведение в жизнь новых правовых положений. Цельз-младший, один из наиболее оригинальных умов среди юристов-классиков, с присущей ему смелостью (ср. D. 28.1. 27) заявил, что под покровом авторитетов права допускаются вредные ошибки - sub auctoritate iuris scientiae perniciose erratur (D. 45. 1. 91. 3), а потому надо, в отступление от ригоризма старого права, трактовать вопрос не de bono aequo, что в переводе на трезвый язык римского юриста означает: с учетом интересов возросшего делового оборота. Кто допустил просрочку в сдаче раба Стиха, может, по мнению Цельза, исправить эту просрочку последующим предложением исполнения - emendare earn moram postea offerendo. К этому мнению присоединяется современник Цельза - знаменитый Юлиан (hanc sententiam Iulianus sequitur). А Павел, живший на сто лет позднее Цельза и Юлиана, выражает эту мысль так: Stichi promissor post moram offerendo purgat moram - обязавшийся дать раба Стиха может после допущения просрочки очистить ее, предложив исполнение (D. 45. 1. 73. 2).

Таким образом, в противовес "увековечению" обязательства (obligations perpetuatio) стали говорить об "очистке" просрочки (morae purgatio).

Прекращение просрочки наступает также в тех случаях, когда после допущенной должником просрочки кредитор вступает с ним в соглашение о непредъявлении требования (pactum de non petendo). Пример: должник обязался дать мне раба Стиха и допустил просрочку; после этого Стих умирает, затем заключается соглашение о непредъявлении требования. Происходит "очистка просрочки"; считается, что просрочки не было, non intellegitur mora fieri, а потому в случае смерти Стиха должник не отвечает, поскольку считается, что он не допустил просрочки: Mortuo Sticho puto non teneri reum, qui ante pactum moram non fecerat (D. 12. 14. 54).

Наконец, просрочка может отпасть в силу соглашения сторон о прекращении прежнего обязательства и замене его новым (так называемая новация, см. ниже п. 7.4.8.).

7.4. Прекращение обязательства

7.4.1. Соответствие способа прекращения обязательства способу его возникновения

Понятие "solutio"

Обязательство прекращается - obligatio tollitur или обязательство погашается - obligatio exstinguitur различными способами, из которых главным считалось исполнение (платеж). Tollitur obligatio praecipue solutione eius, quod debetur - обязательство прекращается главным образом исполнением (платежей) того, что причитается (Гай. 3. 168).

Понятие "solutio", "solvere" проделало любопытную эволюцию в римском праве. В древнейшую эпоху это означало, как мы видели (п. 7.2.1.), развязывать должника от сковывавших его цепей, затем освобождение должника от подчинения его личности должнику. Me a te solvo - я себя отвязываю от тебя (Гай. 3. 174). Затем solvere приобретает значение "исполнять", "передать" предмет обязательства: Stichum solvere, rem solvere. Раб или вещь были obligati, связаны, они стали solutio.

Таким образом, solutio стало равнозначно с satisfactio (удовлетворение). Solvere dicimus eum qui tacit quod facere promisit - мы говорим, что исполняет тот, кто делает то, что он обязался сделать (D. 50. 16. 176).

Однако в наиболее архаических типах обязательств слова obligatio и solutio сохранили свой первоначальный, буквальный смысл.

Соответствие старинной obligatio на начальном моменте обязательства и solutio на его конечном моменте дошло до нас в древнем виде кабального займа - nexum. По определению юриста, верховного жреца Квинта Муция Сцеволы (ок. 100 г. до н.э.), nexum заключается путем меди и весов с целью обязать себя: quae per aes et libram fiant ut obligentur. Таким же способом, т.е. при помощи меди и весов, происходит освобождение кабального - nexi liberatio (Varro, De lingua latina, VII. 105). Гай нам рассказывает (3. 173): "Есть такой вид образного платежа (imaginaria solutio) при помощи меди и весов; этот способ, вообще, принят в определенных случаях, когда долг возник с применением меди и весов".

Симметрия возникновения и прекращения обязательства

Становится понятным, что в стабилизированные юридические правила, отлившиеся в ходячие афоризмы традиционного права, regulae iuris antiqui (D. 50. 17), вошли такие изречения: Nihil tam naturale est quam eo genere quidque dissolvere quo colligatum est - нет ничего более естественного, чем то, что каким способом было связано, таким и нужно развязать (D. 50. 17. 35). А потому словесное обязательство прекращается словесно, а обязательство, основанное на голом соглашении, развязывается противоположным соглашением - ideo verborum obligatio verbis tollitur, nudi consensus obligatio contrario consensu dissolvitur (там же).

Выработалось противопоставление: какими способами мы вступаем в обязательство, соответственно обратными мы освобождаемся - quibuscumque mobis obligamur, isdem in contrarium actis liberamur (D. 50. 17. 153).

7.4.2. Исполнение обязательства

Кто и кому исполняет

Обязательство может быть исполнено не только должником, но и любым лицом, даже без ведома и согласия должника - solvendo quisque pro alio licet invito et ignorante liberat eum (D. 3. 5. 38; D. 46. 3. 53). Мы не находим в источниках прямого указания на то, что строго личные обязательства должны быть исполнены только должником. Это объясняется тем, что такая область права, как наем труда свободных людей, в рабовладельческом Риме играла сравнительно незначительную роль. Платить нужно кредитору или кому он прикажет - iussu eius или опекуну, попечителю, доверенному, наследнику, рабу-управляющему - servus actor (D. 46. 3. 49). Своеобразное положение занимало лицо, субсидиарно (подсобно) управомоченное на получение платежа, т.е. solutionis causa adiectus - лицо, добавленное для целей платежа. Тип этих обязательств: Mini aut Seio dare spondes? - Обязуешься дать мне или Сею? Право требования принадлежит кредитору, но должник может уплатить Сею. Obligatio quidem stipulatori adquiratur, solvi tamen Seio recte possit (I. 3. 19. 4).

Право подсобного платежепринимателя было безотзывным, а именно: "Если заключено обязательство уплатить кредитору или Тицию, и хотя бы затем кредитор запретил должнику платить Тицию, однако, уплатив последнему, не освобождаюсь" (D. 46. 3. 12. 3).

Порядок засчитывания платежа при наличии нескольких долгов

Источники подробно останавливаются на вопросе о платеже, сделанном при наличии нескольких долгов - cum ex pluribus causis debitor solvit (D. 46. 3. 97). Право засчитать (imputare) плату за тот или иной долг предоставляется должнику, а при отсутствии его указаний - кредитору, а на случай, если ни одна из сторон об этом не позаботилась, устанавливается очередность долгов данного должника, подлежащих погашению: сначала проценты, затем капитальная сумма - prius in usuras deinde in sortem (C. 8. 42. 1); сначала долги, созревшие для принудительного взыскания (D. 46. 3. 103), потом другие; сначала долги, по которым присуждение угрожает бесчестьем или штрафной санкцией, потом другие; сначала обеспеченные залогом, затем необеспеченные (D. 46. 3. 97) и т.д.

Частичная уплата

Частичную уплату кредитор не обязан принимать. Если кредитор требует десять денежных единиц, то его нельзя принудить принять предлагаемые должником пять и судиться об остальном. Таким же образом, если кредитор виндицирует поместье, то он вправе отвергнуть частичное добровольное исполнение, предпочитая судиться обо всем. Так обстояло дело в классическую эпоху при Юлиане, когда обязательство рассматривалось как нечто целое, погашение которого строго соответствует его возникновению. Позднее, в Византии, этот ригоризм смягчается и должнику дается возможность освободиться хотя бы от части долга: humanius videtur... si actorem compulerit ad accipiendum id quod offeratur - представляется более человечным побудить истца принять то, что предлагают (D. 12. 1. 21). Здесь все смягчено: вместо ригоризма - византийская "гуманность"; здесь речь идет не о том, чтобы принудить кредитора к принятию, а о том, чтобы его побудить.

7.4.3. Замена исполнения (datio in solutum)

Согласие кредитора на замену исполнения

По общему правилу исполнение должно в точности соответствовать обязательству. Aliud pro alio invito creditori solvi non potest - без согласия кредитора нельзя ему платить одно вместо другого (D. 12. 1. 2. 1). Но с согласия кредитора можно платить aliud pro alio (Гай. 3. 168). Таким образом, перед нами замена исполнения, его суррогат, datio in solutum, буквально - дача в уплату. Чаще всего это происходит в виде res pro pecunia soluta - уплата вещи вместо денег; такой вещью в Риме был в особенности земельный участок.

Si centum debens, quasi ducenta deberem, fundum ducentorum solvi (D. 12. 6. 26. 4) - будучи должен 100 (тысяч сестерциев), но полагая, что я должен 200, я дал в уплату поместье стоимостью 200. Другой пример: Praedium tibi pro soluto datum aliis creditoribus fuerat obligatum - поместье, данное тебе в уплату, было заложено у других кредиторов (С. 8. 44. 4. 212). Источники в достаточной мере свидетельствуют о том, что институт datio in solutum продиктован экономической необходимостью, выросшей на почве тяжелых условий плохо организованного земельного кредита в обстановке падающей доходности рабовладельческого хозяйства. Кредитор и здесь, как в более примитивном кабальном nexum, играет командную роль. Без его согласия datio in solutum невозможно, а если его согласие дано, то юристы спорят, погашается ли обязательство, как думают сабинианцы, или оно, продолжая существовать, может быть отпарировано возражением должника о недобросовестном предъявлении требования, как думают прокульянцы (Гай. 3. 168). И все же datio in solutum явилось в тогдашних условиях некоторым облегчением для обеих сторон. Ко времени Юстиниана экономическая база, на почве которой вырос этот институт, совершенно ясна.

Замена исполнения против воли кредитора

В новеллах Юстиниана (Nov. 4. 3) описывается положение разорившихся землевладельцев - infelices debitores, которые задолжали кредиторам деньги, но денег для уплаты не имеют, а располагают недвижимостью, на которую трудно найти покупателей, между тем как кредиторы настаивают на уплате наличными. Экономическая борьба ростовщиков-заимодавцев и землевладельцев-должников получает юридическое выражение в столкновении требования денежной solutio с предложением земельной datio in solutum. При Юстиниане вводится закон, в силу которого кредитор обязан принять в уплату недвижимое имущество вместо денег. Цепь развития замкнута: на пороге datio in solutum стоит положение: invito creditore aliud pro alio solvi non potest - против воли кредитора уплатить одно вместо другого невозможно. В последнем звене развития creditor (pecuniae) rem immobilem accipere cogitur - кредитор принуждается получить в возврат денег недвижимое имущество. Указ Юстиниана содержит знаменательные греческие слова: "ho tes anagkes logos eis touto to pragma periege" - логика необходимости привела к этому результату.

Кредиторы оказывались покупателями поневоле, и уже задолго до этого юристы-классики нашли: кто получает в уплату вещь (вместо денег), тот приравнивается к покупателю - qui rem in solutum accepit, similis est emptori (D. 42. 4. 15). Должники, приравненные к продавцам, однако, были в классическую эпоху далеко не теми несчастными, которые при Юстиниане взывают к гуманности. Как приличествует продавцу и как это водится (naturaliter concessum est), они умели quod minoris est pluris vendere et ita invicem se circumscribere (D. 19. 2. 22. 3) - что стоит дешевле, продать подороже, и так обойти друг друга. Из практики они знали, что обещают золото, а бывает, что платят quasi aurum aes - под видом золота бронзу; они не прочь были предложить взамен уплаты земельный участок за явно превышенную оценку - per dolum pluris aestimatum fundum in solutum dare (D. 46. 3. 46. 2) - или же передать в уплату земельный участок с такими пороками в праве, которые влекут за собой его эвикцию, т.е. отнятие и отсуждение в пользу подлинного собственника. Некоторые юристы полагали, что в этих случаях давший в уплату отвечает на тех же основаниях, что и продавец; другие же считают, что дача в уплату отпадает и остается в силе первоначальное обязательство - manet pristina obligatio (D. 46. 3. 46). Это близко подходит к точке зрения тех юристов, которые считали, что дача в уплату не погашает обязательства, а создает эксцепцию (возражение).

7.4.4. Внесение предмета обязательства на хранение (depositio)

Когда исполнение производится путем depositio?

Исполнение иногда оказывается невозможным по обстоятельствам, зависящим от кредитора, как то: кредитор отказывается от принятия или допускает промедление в принятии; кредитор отсутствует по государственным делам; представитель кредитора, уполномоченный на ведение судебного дела, не имеет полномочия на получение денег. Мы уже видели, что просрочка кредитора в принятии переносит на него риск случайной гибели вещи (п. 7.3.3.). На случай отказа кредитора принять платеж, в частности, если он при этом отказывается возвратить заложенную вещь, указы III в. н.э. рекомендуют должнику предложить кредитору платеж капитальной суммы с процентами, удостоверив это обстоятельство при свидетелях, и затем, запечатав деньги, депонировать их в казну; течение процентов будет приостановлено (С. 4. 32. 19, 4. 32. 6); равным образом приостанавливается реализация предмета залога (С. 8. 27. 8).

Порядок внесения в депозит

Депонировать предлагается либо в казну (in publicum), либо в кассу храма, in aedem (D. 40. 7. 4). Часто это совершается при содействии претора: pecuniam in iure optulit, ...obsignavit ас publice deposuit - сделал перед претором предложение об уплате денег, опечатал их и сдал в депозит казны (D. 17. 1. 56. 1). Пример: рабу Стиху по завещанию дана свобода при условии представления отчета. Если Стих готов представить отчет и уплатить причитающийся остаток, то в функции претора входит выбрать "мужа доброго" для проверки отчетности, после чего распорядиться депонировать сальдо (остаток) и вынести определение о признании Стиха свободным (D. 40. 5. 47. 2). Таким образом, depositio при содействии претора равносильна solutio - платежу. Obsignatione totius debitae pecuniae sollemniter facta liberationem contingere manifestum est - в силу депонирования всей причитающейся денежной суммы, произведенного официально (т.е. при содействии претора), обязательство прекращается (С. 8. 42. 9, 286 r.). Кредитору придется обращаться за платежом уже не к должнику, а к хранителю (С. 4. 32. 19. 4).

Менее энергичный эффект производило депонирование денег у банкира (nummularius); если выбор хранителя произведен по указанию (iussu) кредитора, то риск переносится на кредитора; если же выбор хранителя произведен должником-плательщиком, то риск остается на нем.

При каких условиях и до какого момента внесший в депозит вправе обратно взять свой взнос и с какого момента взнос становится бесповоротным, об этом вопросе источники упоминают лишь вскользь (С. 4. 32. 19. 4).

Руслан Лирко
Руслан Лирко
Украина, Львов
Владислав Мартынов
Владислав Мартынов
Россия, г. Раменское