Компания IBM
Опубликован: 28.08.2008 | Доступ: свободный | Студентов: 461 / 64 | Оценка: 4.33 / 4.05 | Длительность: 31:19:00
Лекция 1:

Вступление

Лекция 1: 1234 || Лекция 2 >

Ранняя AS/400 (она же System/38)

В конце 1985 небольшая группа разработчиков из Рочестера продемонстрировала, что на System/38 можно создать среду для программного обеспечения System/36. Стоимость оборудования снизилась настолько, что мы теперь могли создавать малые модели System/38. Это означало, что мы могли "закрыть" весь диапазон продукции Рочестера. Быстро последовало предложение: объединить две системы в одной машине, основанной на System/38. Мы назвали новую машину Silverlake2Silverlake — название небольшого красивого озера в Миннесоте. — Прим. консультанта. и убедили руководство IBM, что можем ее создать.

Снова Рочестер показал IBM и всему компьютерному миру, на что способен. После беспрецедентного 28месячного цикла разработки, мы объявили о новой, объединенной, системе под названием AS/400. Посвященные, однако, знали, что внутри каждой AS/400 скрывается System/383Мы даже изменили название нашей операционной системы для AS/400 на Operating System/400 (OS/400). Но до сих пор многие разработчики попрежнему называют ее XPF — это сокращение от Extended CPF. Control Program Facility (CPF) — название операционной системы для System/38..

Успех AS/400 превзошел все ожидания. Очень быстро она не только "отвоевала" часть рынка, захваченную конкурентами в предыдущие годы, но и быстро обошла их всех. Ныне во всем мире работает более 500000 систем AS/400, что делает ее бестселлером среди многопользовательских вычислительных систем. Культ System/38 стал полноценной религией.

В 1991 Apple Computer, Motorola и IBM достигли исторического соглашения по разработке нового семейства процессоров. Эти процессоры должны были использовать архитектуру RISC и применяться везде, от ручных устройств до суперкомпьютеров. Новые процессоры, названные PowerPC, были призваны потрясти компьютерный мир.

В это время Рочестер искал новую архитектуру процессора для следующего поколения AS/400. Это должен был быть первый полностью новый процессор по сравнению с 1978, использовавшимся в оригинальной System/38. И мы подумали: почему бы не объединить силы с альянсом PowerPC, чтобы создать для AS/400 новый процессор, основанный на этой архитектуре?

Союз AS/400–PowerPC

Я возглавлял в Рочестере группу, которая должна была определить требования к новому процессору для AS/400. Тогда мы вместе с архитекторами и разработчиками PowerPC пытались создать 64разрядный процессор, основанный на архитектуре PowerPC. По нашему мнению, это должно было обеспечить успех AS/400 в следующем столетии.

Появление новых процессоров PowerPC, оптимизированных для AS/400 — веха в истории AS/400, демонстрирующая мощь ее архитектуры. Обычно производители компьютерных систем, планируя перевод своих компьютеров на новые архитектуры процессоров, испытывают смешанные чувства. Ведь тем самым они обрекают своих заказчиков на довольно большие неудобства. Чтобы воспользоваться преимуществами новых процессоров, прикладное программное обеспечение нужно перекомпилировать или переписать. Операционная система также должна быть переписана. В результате, большинство производителей неохотно используют новейшие процессорные технологии.

Не зависящая от технологии архитектура AS/400 снимает эту проблему, позволяет пользователям относительно легко переходить на новые процессоры. Существующие приложения AS/400 могут воспользоваться скоростью и расширенной разрядной сеткой без переписывания или перекомпилирования программ. Кроме IBM ни одна другая фирма не может сказать такого о своей продукции.

Часто задают вопросы: "Как появилась AS/400?", "Кто эти люди, называющие себя ее создателями?". Далее я постараюсь ответить на них.

Команда технических разработчиков

В IBM разработка любой новой продукции осуществляется командой, каждый из участников которой вносит в дело свой вклад. По правде говоря, успех проекта обычно определяют всего несколько человек. Это инженеры и администраторы — лидеры, обладающие предвидением, творческими способностями и энергией. Своим созданием и успехом как System/38, так и AS/400 обязаны именно таким людям.

В Рочестере много хороших инженеров и администраторов, но лишь несколько истинных провидцев. Дальновидный лидер способен не только сознавать перспективы проводимых работ, но и донести свое видение до других. Затем идея начинает жить собственной жизнью, и приобретать некие реальные очертания. Теперь дело лидера — поощрение тех, кто старательно и успешно работает над различными частями проекта.

В 1972 году я попрежнему все еще пытался увлечь наших разработчиков радикальными концепциями архитектуры System/38. Большинство технических специалистов успешно трудились над созданием новой аппаратуры, "не ведая, что творят". Они полагали, что просто разрабатывают некое новое программное обеспечение для уже существующей системы. (Формат внутренних команд System/38 был очень похож на используемый в System/370.) Это был единственный способ задействовать людей так, чтобы они чувствовали себя комфортно, не подозревая, что делают нечто необычное4В последующие годы, специалисты, посещавшие Рочестер, видели этот формат команд и объявляли, что System/38 создана на основе System/370. IBM даже финансировала проекты, которые должны были обеспечить выполнение программного обеспечения System/38 как операционной системы на аппаратуре System/370. Все эти проекты потерпели крах..

Прорыв на фронте программного обеспечения тогда достигнут не был. Большинство программистов в Рочестере написали улучшенные версии программного обеспечения System/3. Они чувствовали себя вполне комфортно и не желали никаких революций в области архитектуры.

Именно в это время на передовую линию создания полной архитектуры вышли два человека. Они помогли мне убедить все сообщество разработчиков в том, что мы находимся на правильном пути. Дик Бэйнс (Dick Bains) и Рой Хоффман (Roy Hoffman) — одни из наиболее творческих, обладающих истинным даром предвидения людей, которых я когда-либо встречал. Они также отличаются истинной преданностью идее. В течение 1972 мы втроем завершили спецификацию архитектуры AS/400, и хотя в последующие годы некоторое детали претерпели изменения, в целом концепция осталась неизменной.

У Дика — талант в области технологии компиляторов и языков. Его опыт стал решающим при определении машинного интерфейса высокого уровня и внутреннего транслятора.

Дик вырос в соседнем штате Висконсин, до начала работы на IBM в Рочестере, попробовал себя в нескольких ролях, одно время даже был инструктором по лыжам в Эспине (Aspen), штат Колорадо. И всякий раз, когда при разработке спецификации архитектуры у нас возникали затруднения, он начинал вздыхать по более легкой жизни лыжного инструктора. По счастью, Дик не поддался этому стремлению.

Дик каждый раз так увлекался решением проблемы, что мог действовать, не задумываясь о последствиях. Например, годом ранее, он пытался убедить руководство в несовершенстве защиты некоторых местных компьютерных систем. Когда никто не захотел его слушать, Дик решил продемонстрировать проблему наглядно. Войдя в систему, допуска к которой он не имел, он оставил там сообщение с предложением позвонить ему, если те, кто несет ответственность за защиту системы, захотят закрыть "дыру". При этом он умудрился нечаянно попортить несколько файлов. Вся эта история чуть не стоила Дику места, но к счастью для всех нас, руководство признало его талант и он не был уволен. Более того, ему удалось доказать свою правоту.

До сего дня Дик сохранил те же качества. Когда он считает, что что-либо должно быть сделано, то формальности его не останавливают; он берет и делает это. Широта знаний по AS/400 и способность решать технические и коммерческие проблемы в контакте с заказчиками делают его очень ценным специалистом. Он остается одним из технических лидеров работ по AS/400.

У Роя уже в те времена был накоплен солидный опыт в области компьютерных архитектур и проектирования операционных систем. Его вклад в разработку архитектуры System/38 — особенно в области низкоуровневых функций операционной системы — обеспечил ей успех.

Рой вырос на ферме неподалеку от Рочестера. Как и многие молодые люди, он рано покинул дом, чтобы иметь возможность учиться в колледже и работать. Какое-то время он работал на другую компьютерную компанию, но, получив докторскую степень, вернулся в Рочестерское подразделение IBM. По выходным Рой гоняет по окрестностям на мотоцикле. У нас были долгие дискуссии о сравнительных достоинствах мотоциклов и спортивных машин (я всегда предпочитал, чтобы у меня над головой была какая-то крыша или перекладина).

Рою нет равных в решении технических проблем. Его познания в области вычислительных систем огромны, он способен атаковать проблему с позиций, недоступных большинству из нас. Его свежий взгляд часто помогал найти красивое техническое решение. (На самом деле Рой пошел дальше. Он часто давал окружающим и личные советы, нужны они нам были или нет. Меня попрежнему забавляет, с каким удовольствием он стремится проанализировать ситуацию и дать мне какой-нибудь дикий совет по воспитанию детей или по другому предмету, в котором абсолютно несведущ.)

После завершения работы над System/38, Рой возглавлял некоторые передовые технические проекты Рочестера. Он также работал над новыми технологиями для всей IBM. Рой был членом IBM Academy, где помогал определять направления технического развития всей корпорации. В 1994 году Рой ушел на пенсию. Сейчас он как раз закончил книгу о сжатии данных, и в погожие дни Вы по-прежнему можете увидеть, как он гоняет на своем "Харлей-Дэвидсоне".

Не ясно как, но этот союз лыжного тренера, "рокера" и автомобильного фаната достиг успехов в компьютерной области. К концу 1972 разработка новой архитектуры была завершена. В последующие годы Дик, Рой и я часто собирались для обсуждения изменений и новых идей. До настоящего дня я удивляюсь, как много из того, что мы совместно вложили в систему, другие открывают только сейчас.

Рочестеру повезло со специалистами. В пользу этого суждения говорят многие инновации как в аппаратном, так и в программном обеспечении. Однако никто другой не обладал таким видением системы и ее перспектив, как Дик и Рой. И как и очень многие другие узкие специалисты, чья работа не видна непосвященным, эти двое никогда не получали того признания, которое заслужили.

Команда менеджеров

Ни одна система не "пойдет" только благодаря удачному инженерному решению; без хорошего управления тоже не обойтись. На мой взгляд, успех System/38 и AS/400 обеспечили пятеро менеджеров, лучше других увидевшие их перспективы. Но один из пяти заслуживает признания более, чем остальные: Гарри Ташиян (Harry Tashjian). Это он, осознав потребность в небольшой, простой в использовании деловой системе, и создал новый рынок для компьютеров. Без его дара предвидения не было бы успеха наших компьютеров.

Гарри был главной организующей силой проектов System/3, System/32, System/34, System/36 и System/38. Сначала он выполнял функции системного менеджера (system manager) всех этих продуктов, позднее стал директором Рочестерской лаборатории. Именно благодаря Гарри крошечное подразделение IBM, затерянное среди кукурузных полей Миннесоты, стало мировым лидером в разработке деловых компьютерных систем.

Гарри Ташиян — тот самый менеджер проекта банковского терминала, много лет назад склонивший меня к работе с компьютерами. До сих пор помню наши долгие разговоры о потенциале Рочестера в разработке новых вычислительных систем. Гарри "благословил" меня на новое путешествие в университет для изучения компьютерных архитектур, а когда я опять вернулся в Рочестер, именно он назначил меня на разработку архитектуры System/38, которой суждено было превратиться в AS/400, и обеспечил мне поддержку. Без Гарри AS/400 не было бы.

Успех System/38 обеспечили еще два менеджера. Рей Клотц (Ray Klotz) был нашим техническим менеджером (engineering manager) и моим боссом на протяжении большей части проекта. В 1970 году Гарри поручил Рею создать команду из 9 человек. Хорошо разбираясь в аппаратном обеспечении, Рей курировал создание процессора System/360 в Эндикотте (Endicott), штат Нью-Йорк, прежде чем пришел в Рочестер, чтобы возглавить разработку аппаратуры System/3.

Сначала Рей относился к System/38 сдержаннее, чем многие из нас. Он иногда напоминал, что все аппаратное обеспечение System/3 насчитывало лишь 3 000 цепей, и спрашивал, почему нам нужно настолько больше. Он продолжал сомневаться в наших технических решениях до тех пор, пока не приходил к убеждению, что мы рассмотрели все возможные варианты. Затем он давал нам "картбланш". Всякий раз, когда мы испытывали трудности, он был рядом, чтобы поддержать и помочь найти выход.

Для большинства из нас Рей был кемто вроде отца. Мы все вздрагивали, когда он повышал голос, что бывало часто. Он требовал от каждого из нас безупречной работы и обычно добивался своего. Но за грубоватой внешностью Рея скрывался удивительно тонкий человек.

Из всех моих знакомых Гейлорд Гленн Хенри (Gaylord Glenn Henry) — самый выдающийся и совершенно неистовый менеджер.

Сказать, что Гленн не вполне вписывался в образ типичного, консервативного менеджера IBM, — не сказать ничего. Неряшливая борода, часто нелепая одежда и неизменные упаковки по шесть розовых банок какойто диетической "шипучки" свидетельствовали о том, что перед Вами незаурядная личность.

В 1972 году Гленн перешел к нам из лаборатории IBM в Бока Ратон (Boca Raton), штат Флорида, и стал менеджером по программированию (programming manager) для System/32, а затем и System/38. Сильный и целеустремленный человек, он вдохновлял окружающих, увлекал за собой как разработчиков, так и администраторов. Когда нам казалось, что возникшая проблема непреодолима, Гленн убеждал нас, что все держит под контролем. Вскоре как-то само собой появлялось решение, а Гленн лишь улыбался. Без его таланта и дальновидности разработка System/38 могла быть прекращена множество раз.

Я еще не упомянул о соревновании по крепости голосовых связок между Гленном и Реем. Если они не были согласны друг с другом, стены дрожали. Было истинным удовольствием наблюдать за их спорами, особенно зная, что ни тот, ни другой не понимают понастоящему того, за что ратуют. Иногда к их спору присоединялся Гарри, но чаще он позволял Гленну и Рею улаживать свои разногласия самостоятельно. Однако все были согласны между собой в одном: мы собираемся создать вычислительную систему, лучшую из когда-либо существовавших в мире. Наградой этим волевым личностям стала System/38.

К сожалению, после окончания работ над System/38 мы расстались с этими людьми. Гарри Ташиян оставил Рочестер, чтобы возглавить создаваемую IBM новую компанию — Discovision. После этого он занимал в IBM другие руководящие посты, прежде чем ушел на пенсию, имея 38 лет стажа.

Гленна перевели в Остин (Austin), штат Техас, где он возглавил разработку PCRT. Он оставил IBM в 1988 году после 21 года работы, возмущенный неспособностью организации воспринимать новые идеи. Не удивительно, что некоторые из этих идей только сейчас реализованы в продукции IBM. Убежден, что уход Гленна был большой потерей для корпорации.

Но печальней всего была утрата Рея. Он умер вскоре после объявления System/38 и так и не узнал, чем стала его система для всего компьютерного мира. Никто и ни когда не сможет занять его место.

Лекция 1: 1234 || Лекция 2 >
Александр Качанов
Александр Качанов
Япония, Токио
Олег Корсак
Олег Корсак
Латвия, Рига