Опубликован: 17.04.2016 | Доступ: свободный | Студентов: 1009 / 213 | Длительность: 21:14:00
Специальности: Историк
Лекция 2:

Государственное и политическое развитие стран Востока

1.5.8. Геополитическое развитие Востока во второй половине XX в.

Восток второй половины XX в. постепенно превратился из зависимого объекта колониальной и неоколониальной политики Запада в самостоятельную силу на международной арене. Тем не менее западные державы стремились и в новых условиях сохранить и даже расширить свои позиции в странах Востока, привязать их к себе экономическими, политическими, финансовыми и прочими узами, опутав сетью соглашений о техническом, военном, культурном и прочем сотрудничестве. Если же это не помогало или не получалось, западные державы (особенно и в первую очередь США) не колеблясь, прибегали к насилию, вооруженной интервенции, экономической блокаде и прочим средствам давления в духе традиционного колониализма.

1.5.9. Политические проблемы и противоречия на Дальнем Востоке

Однако многие перемены, явившиеся прямым следствием новой расстановки сил в глобальном масштабе, приняли необратимый характер. Наиболее кардинально это проявилось на Дальнем Востоке.

Потерпевшая поражение Япония капитулировала и на десятилетия утратила свой статус великой державы и способность влиять на страны региона. Более того, Япония была оккупирована войсками США и стала объектом целенаправленной политики американцев по социальной и экономической модернизации, культурной и технологической вестернизации. То же самое произошло и на юге Корейского полуострова. США спешили занять место Японии везде, где только могли. Однако разгром советскими войсками японской Квантунской армии создал условия для расширения и укрепления освобожденных районов Китая, контролировавшихся коммунистами, для вооружения и оснащения (как за счет СССР, так и путем передачи трофейного японского оружия) Народно-освободительной армии Китая (НОАК), созданной руководством КПК. К концу 1945 г. освобожденные районы охватывали почти четверть территории Китая (главным образом, на севере) с населением 150 млн человек. И хотя национальное правительство Чан Кайши с помощью США сумело захватить большую часть ранее оккупированной японцами территории, позиции КПК, безусловно, усилились. В дальнейшей весьма острой борьбе за власть КПК проводила довольно гибкую политику, включавшую переговоры и с правящей партией Гоминьдан, и непосредственно с США, а также с самыми разными силами, недовольными диктатурой Чан Кайши. США явно переоценили способность чанкайшистского режима разгромить КПК и, всемерно его укрепляя, все же не решились (во многом под воздействием СССР и в результате Соглашения 1945 г. с СССР и Англией о невмешательстве в Китае) на непосредственную интервенцию. Их Вооруженные силы, размещенные на территории Китая, остались в стороне от боев, что позволило НОАК разгромить развалившуюся армию Чан Кайши, в которой половину потерь составили сдавшиеся в плен или перешедшие на сторону НОАК. Опираясь преимущественно на крестьянство, КПК сумела привлечь на свою сторону наиболее активные слои населения, прежде всего рабочих, нейтрализовать средние слои и буржуазию (которые также были недовольны Чан Кайши), изолировать, разложить и деморализовать сторонников режима, в основном - чиновничество и бюрократический капитал.

Победа китайской революции, завершившаяся провозглашением 1 октября 1949 г. Китайской Народной Республики, имела огромное значение для всего Востока. Во-первых, она привела коммунистов к власти в самой большой по населению стране мира, что весомо умножило силы мирового коммунизма в то время и резко усилило его влияние, особенно в Азии. Во-вторых, она продемонстрировала всему Западу и особенно США, что терпение Востока не беспредельно, что крестьянство, в основе своей традиционно мыслящее, бедное, забитое и консервативное, способно не только восстать, но и победить (ибо крестьянство составляло подавляющее большинство и в НОАК, и в КПК, и среди жителей Китая вообще). В-третьих, победа революции в Китае показала гнилость и уязвимость традиционных эксплуататорских режимов на Востоке, несоответствие новой обстановке и новым условиям, порожденным Второй мировой войной, методов управления и социальной организации, применяемых отживающими силами восточного общества - помещиками, чиновничеством, бюрократической буржуазией, ростовщическим капиталом. США и Запад в целом сделали из всего случившегося надлежащие выводы, взяв курс на максимальное силовое противодействие распространению влияния СССР и КНР, с одной стороны; на технико-экономическую и социокультурную модернизацию зависимых от них стран Востока - с другой.

Народ Кореи, с 1910 г. жестоко угнетавшийся Японией, вел с 1931 г. против японских захватчиков трудную партизанскую войну. В этой войне, как и в соседнем Китае, где проживало много корейцев, активную роль играли коммунисты. После разгрома Квантунской армии советские войска заняли Северную Корею, где коммунисты и их союзники, впоследствии объединившиеся в Трудовую партию Кореи (ТПК), встали у власти. Корея стала первой в послевоенной мировой практике разделенной страной. И коммунисты на севере, и созданный американцами антикоммунистический режим на юге претендовали на объединение только под своей эгидой всего полуострова. Властные амбиции подкреплялись классовой и идеологической враждой. СССР и США в условиях начавшейся в 1946 г. холодной войны старались извлечь выгоду из создавшгося положения, поощряя своих союзников на полуострове, оказывая им политическую, экономическую и военную помощь. Рано или поздно это должно было привести к прямому столкновению, особенно после утраты американцами в 1949 г. монополии на ядерную бомбу, победы коммунистов в соседнем с Кореей Китае и все более ширившегося вооруженного повстанчества на юго-востоке Азии.

Война, вспыхнувшая в Корее в июне 1950 г., шла с переменным успехом. С самого начала США превратили ее в масштабный интернациональный конфликт, задействовав послушный им тогда механизм ООН, от имени которой они и вмешивались в ход военных действий на стороне южнокорейцев. Однако когда ввиду подавляющего превосходства армии США возникла реальная угроза оккупации ими Северной Кореи, на стороне северокорейцев выступила КНР. Официально китайские войска в Корее назывались дивизиями народных добровольцев, но на деле это была регулярная армия КНР. Американцы не решились (особенно в изменившихся после 1949 г. условиях) распространить войну на территорию Китая. В результате КНР и Северная Корея при политической, экономической и военно-технологической помощи СССР выстояли против США, Южной Кореи и подразделений некоторых стран (Австралии, Турции), присланных в Корею под флагом ООН. Война, принявшая затяжной характер, завершилась возвращением сторон к исходным рубежам 1953 г.

После прекращения войны в Корее политика США в регионе строилась на всемерном противопоставлении севера и юга Корейского полуострова, как и континентального Китая, где образовалась КНР, острову Тайваню, ставшему с 1949 г. убежищем Чан Кайши и его партии Гоминьдан. Дабы извлечь из этого противопоставления не только политические и военно-стратегические, но и экономические выгоды, США оказывали Южной Корее и Тайваню максимальную военную, финансовую и техническую помощь, осуществляли в их экономику значительные капиталовложения, чтобы превратить их в процветающие "витрины вестернизации". В наибольшей степени США это удалось в Японии, которая сумела неплохо "заработать" на корейской войне благодаря выполнению гигантских военных заказов США и снабжению (в том числе и после 1953 г.) войск США и их союзников на юге Кореи.

Таким образом, узел противоречий на Дальнем Востоке в течение всей второй половины XX в. определялся проблемой противостояния КНР и Тайваня, Юга и Севера Кореи. Наряду с этим постепенно, особенно к 1980-1990-м гг., обострялся спор между СССР и Японией по поводу принадлежности южной группы Курильских островов, которые в 1945 г. вошли в состав СССР, но в Японии продолжали считаться северными территориями. По договору 1951 г. Япония от них отказалась, но кому они принадлежат, оговорено не было.

1.5.10. Юго-Восточная Азия: от национального освобождения к социальной стабильности

После капитуляции Японии Юго-Восточная Азия была буквально захлестнута волной освободительных революций. В Индонезии еще до капитуляции Японии национальный лидер страны Ахмед Сукарно изложил 1 июня 1945 г. пять принципов ("Панча шила") будущего индонезийского государства: национализм (т. е. единство и независимость), интернационализм (т. е. международное равноправие и сотрудничество), демократия (подразумевались народное представительство и свобода мнений), всеобщее благосостояние (т. е. экономическое равенство) и вера в бога, в конкретных условиях страны трактовавшаяся как веротерпимость. Эти принципы, включенные в конституцию Республики Индонезия, сохранили свое значение вплоть до конца XX в., притом и за пределами Индонезии, а Сукарно после освобождения страны еще 20 лет оставался ее главой.

2 сентября 1945 г. глава Национального комитета освобождения и руководитель компартии Индокитая Хо Ши Мин провозгласил создание Демократической Республики Вьетнам (ДРВ). Народные комитеты были созданы и в тех регионах Малайи, которые контролировала партизанская антияпонская армия. Однако отсутствие организованного движения в масштабах всей страны (особенно среди коренных малайцев) и пестрота национального состава населения (в среде которого более активны и модернизированы были китайцы и индийцы) не позволили создать независимое правительство до возвращения в страну британских войск. В дальнейшем англичане, французы, голландцы попытались восстановить во всех странах, освобожденных от японской оккупации, довоенный статус-кво, что вызвало ожесточенное вооруженное сопротивление, вылившееся практически в длительные национально-освободительные войны. Эта борьба продолжалась в Индонезии до 1949 г., во Вьетнаме - до 1954 г., в Малайе - до 1957 г. В других странах Юго-Восточной Азии также имели место военные столкновения, но они были либо подчинены политической борьбе, либо носили характер внутренних конфликтов между различными политическими, социальными и этническими группировками. Разумеется, колонизаторы всячески поощряли эти конфликты, надеясь вбить клин между разными частями народа той или иной страны и сохранить тем самым свои позиции в качестве якобы беспристрастного арбитра. Но это довольно быстро раскусили. Лидер патриотов Бирмы Аун Сан говорил еще в 1946 г.: "Если Англия и Америка, объединившись, вздумают диктовать свои условия, Россия и многочисленные мелкие государства сплотятся, чтобы не допустить этого".

Надежды на СССР тогда были свойственны не только коммунистам. У националистов Бирмы, Индонезии и других стран встречались в их выступлениях ссылки на Ленина, примеры из жизни СССР. Это объяснялось, с одной стороны, взлетом мирового авторитета СССР после победы над Германией и Японией в 1945 г., а с другой - поисками моделей послевоенного устройства в условиях революционной ситуации. Сказывалось, конечно, и влияние местных коммунистов, за годы войны усилившихся политически, идеологически и в количественном отношении. На эмоционально-житейском уровне большое значение имели многонациональный характер СССР и даже наличие среди его руководства лиц восточного происхождения, начиная с Иосифа Сталина.

СССР пытался противостоять США и вообще западным державам на Востоке, опираясь прежде всего на компартии, в том числе на созданные коммунистами Вооруженные силы. Но это оправдало себя только в Китае и Вьетнаме, где эти силы были тесно связаны с широкими массами и направлялись влиятельными и хорошо организованными партиями, проводившими самостоятельную и гибкую политику. Уже на севере Кореи значительная доля успеха местных коммунистов объяснялась мощной поддержкой и всесторонней помощью СССР и Китая. Что же касается других стран, то здесь компартии не добились поставленных перед ними целей. Они потерпели тяжелое поражение в Индонезии (1948-1949 гг.), на Филиппинах (1952 г.), в Малайе (к середине 1950-х гг.). Во многом это объяснялось их малочисленностью, изолированностью от большинства населения, тактической незрелостью, механическим выполнением инструкций из Москвы (или - позже - из Пекина), нередко (например, в Малайе или Таиланде) преобладанием среди них китайцев, отношение к которым у местных жителей не всегда было однозначным.

1.5.11. Движение афро-азиатской солидарности

В послевоенные годы на Востоке постепенно возникает и становится идейной и политической силой движение неприсоединения ни к одному из сложившихся на мировой арене военно-политических блоков. Одним из духовных отцов этого движения был президент Югославии Иосип Броз Тито, управлявший своей страной 36 лет (1944-1980 гг.) и за эти годы добавивший к своему образу героя антифашистского сопротивления в Европе (1941-1945 гг.) еще и авторитет международного лидера высокого уровня. Не желая подчиняться диктату Сталина, но и не отказываясь от принципов социализма, которые он интерпретировал по-своему, а не согласно сталинским догмам, Тито вывел свою страну из лагеря социализма, который он называл восточным блоком. Но вопреки обвинениям Москвы в его адрес, он не примкнул к западному блоку, т. е. к США и их союзникам, а решил не присоединяться ни к кому. В осуществлении этой политики он решил опереться на молодые государства Востока, вышедшие после 1945 г. на мировую арену, прежде всего на Индию и Китай - великие державы Востока, принадлежавшие к разным цивилизациям и разным социальным системам, но одинаково заинтересованные в мирном урегулировании острых межгосударственных противоречий политического, идеологического, экономического, военного и территориального характера, унаследованных и от колониальной эпохи, и от Второй мировой войны. К тому же в середине 1950-х гг., когда зародилось движение неприсоединения, только что закончились войны в Корее и Вьетнаме (в 1954 г.), обострились противоречия КНР с Тайванем, продолжались военные действия в Малайе, ухудшилась обстановка в Средиземноморье.

У Индии были свои причины стоять на позициях миролюбия и нейтрализма. Страна еще помнила историю индо-мусульманской резни, в обстановке которой родилась летом 1947 г. независимость Индии и Пакистана. При этом в Индии остались миллионы мусульман, а также сикхов, христиан, буддистов и представителей других конфессий. Многоконфессиональная и многонациональная страна 180 языков, мусульманское население и мусульманское окружение которой (Пакистан, Иран, Афганистан, Малайзия, Индонезия) оставалось враждебно официальному секуляризму властей Индии, была к тому же обременена множеством социальных и экономических проблем, затруднявших преодоление традиционализма, тормозившего модернизацию. В свою очередь, Китай, ощущая себя великой державой и желая избавиться от имиджа только союзника СССР, нуждался в том, чтобы выйти на мировую арену в новой роли и желательно единым фронтом с другими странами Азии, на лидерство в которой Китай всегда претендовал.

Переговоры 1954-1955 гг. между И. Броз Тито, главой Индии Джавахарлалом Неру и премьером Госсовета КНР Чжоу Эньлаем привели к созыву в апреле 1955 г. в городе Бандуте (Индонезия) первой конференции глав государств и правительств 39 стран Азии и Африки. Конференция подтвердила курс, как тогда говорили, позитивного нейтрализма: неприсоединение к военным блокам, поддержка освободительной борьбы народов еще сохранившихся к тому времени колоний, антиимпериализм и антиколониализм, взаимное уважение и невмешательство в дела друг друга. В декабре 1957 г. - январе 1958 г. в Каире была созвана экономическая конференция 45 стран Азии и Африки. На ней было решено создать постоянные органы движения афро-азиатской солидарности. Организационное оформление этого движения произошло на конференции в г. Конакри (Гвинея) в апреле 1960 г., где был принят устав движения и сформулированы его цели: объединять и согласовывать борьбу народов Азии и Африки против империализма и колониализма, ускорять освобождение народов и обеспечить их экономическое, социальное и культурное развитие.

Разумеется, афро-азиатская солидарность была не лишена противоречий. С 1959 г. стали ухудшаться отношения между Индией и КНР из-за вступления китайских войск в Тибет и бегства в Индию главы буддистов далай-ламы. С началом 1960-х гг. стало возрастать противоборство Индонезии и Малайзии из-за территориальных споров, которые практически разделяют многие молодые государства Востока. Индо-пакистанские войны 1966 г. и 1971 г. еще больше противопоставили Индию и Пакистан, привели к образованию на месте восточного Пакистана независимого государства Бангладеш, до предела накалили разногласия из-за Кашмира и гипотетического проекта сикхского государства Халистан, поддержанного Пакистаном.

Ухудшение китайско-индийских отношений сопровождалось сближением Китая с Пакистаном и резким обострением с 1963 г. (а по другим данным, еще раньше) отношений КНР и СССР. Вызванное в основном внутренними событиями в Китае (особенно знаменитой культурной революцией 1966-1975 гг.), это обострение было также связано с разногласиями в мировом коммунистическом движении и в тактике борьбы с США, но особенно со стремлением Китая стать супердержавой наряду с СССР и США. В 1969 г. кризис привел к военному конфликту между СССР и КНР на пограничном острове Даманском. Это было первое вооруженное столкновение между социалистическими странами. Но оно оказалось неединственным. В 1977 г. имел место еще более масштабный военный конфликт КНР с Вьетнамом.

Вьетнам, расколотый с 1954 г. на Южный и Северный (подобно Корее), болезненно переживал синдром разделенной страны. Внутренние неурядицы на более богатом капиталистическом Юге постоянно стимулировали Север к вмешательству с целью объединить силой страну, уже в ходе антифранцузского сопротивления 1946-1954 гг. доказавшую свое тяготение к единству в рамках ДРВ. Дабы отвратить эту угрозу, США, после 1954 г. вытеснившие Францию из всех стран Индокитая, стали усердно укреплять экономически, политически и в ином плане южновьетнамский режим, элиту которого составляли бюрократическая буржуазия, компрадоры и милитаристы из армии, сколоченной американской военной миссией по образу и подобию армии США. Но поскольку всего этого оказалось недостаточно, США в 1964 г. начали ими же спровоцированную войну против ДРВ. Более 9 лет (с 1964 по 1973 г.) США буквально стирали Северный Вьетнам с лица земли, уничтожая с воздуха города и села, сжигая напалмом посевы и леса, отравляя почву и людей различными ядами. Однако северовьетнамцы, к тому времени имевшие опыт антияпонского и антифранцузского сопротивления, сплоченные национальной и партийной дисциплиной, руководимые харизматическим вождем Хо Ши Мином и получавшие значительную поддержку техникой, военными специалистами, снаряжением и разными видами снабжения от СССР и КНР, выстояли. Более того, они продолжали разными путями забрасывать на Юг свои отряды и оказывать всемерную помощь южновьетнамским партизанам, пользовавшимся довольно значительным влиянием как в городе, так и в деревне. Это влияние постоянно возрастало по мере того, как выяснялся все более и более четко марионеточный и паразитический характер режима в Сайгоне, который разъедали коррупция, продажность, аморальность, соперничество кланов и религиозных сект.

И хотя в конце 1973 г. война формально была прекращена и США даже согласились вывести свои войска из Южного Вьетнама на основе сохранения статус-кво, кардинально не была решена ни одна из проблем. Поэтому когда весной 1975 г. сложилась новая обстановка и войска Севера двинулись на Юг, они без особого труда овладели всем югом. Армия Юга, превосходившая чуть ли не вдвое северян по численности, вооружению и оснащению за счет США, что было предметом гордости Вашингтона, развалилась почти молниеносно, ибо защищаемый ею режим не пользовался поддержкой народа и был безнадежно скомпрометирован коллаборационизмом и паразитизмом.

Объединение Вьетнама и падение (не без его помощи) проамериканских режимов в соседних Лаосе и Камбодже привели к превращению Вьетнама в малую державу, что вызвало обострение китайско-вьетнамских отношений и привело к военному столкновению между КНР и Вьетнамом в 1977 г. Китай, уже вступивший тогда в более прагматичную "эру Дэн Сяопина", тем не менее не прочь был продемонстрировать, как и прежде, великодержавные амбиции и претензии на лидерство в Азии. Этому стремились помешать и CCCР, и США, что не могло не сказаться самым негативным образом на афро-азиатской солидарности. Движение афро-азиатской солидарности объективно ослаблялось также индо-пакистанскими противоречиями. Пакистан активно вмешался в дела Афганистана после апрельской революции 1978 г. в этой стране и особенно после ввода в декабре 1979 г. советских войск в Афганистан. Дело было не только в антиисламском, с точки зрения пакистанцев, характере установившейся власти в Афганистане и помогавшего ей СССР. Дело было также в постоянной заинтересованности Пакистана в поддержании нестабильности в Афганистане, ибо сильное правительство в этой стране могло поставить вопрос о принадлежности северо-западных территорий Пакистана, населенных пуштунами (или патанами), т. е. афганцами. Пакистан охотно вмешался в афганские события. Они дали ему возможность задействовать вне своей территории многих недовольных "лишних людей", переключить внимание хотя бы части народа с внутренних проблем на внешние, получить огромные денежные и материальные средства на вооружение, оснащение и подготовку моджахедов (как своих, так и приезжих), а также дипломатическую, политическую и иную поддержку от США, Саудовской Аравии, многих стран ислама.

Война в Афганистане, помимо пагубных последствий для самой этой страны и для СССР (в дальнейшем), самым негативным образом сказалась на афро-азиатской солидарности. К началу 1980-х гг. уже умерли основатели этого движения (Тито, Неру, Чжоу Эньлай, Сукарно) и не было, за редкими исключениями (вроде Индиры Ганди и сменившего ее Раджива Ганди в Индии), авторитетных международных лидеров в Азии и Африке, способных погасить пламя межгосударственных, религиозных, этнических и политических конфликтов. Более того, столь заметная в 1950-1960-е гг. антиимпериалистическая солидарность стран Востока стала подменяться их объединением по этническому ("все арабы", "все тюрки", "все китайцы", включая хуа-цяо, т. е. многочисленные китайские общины в разных странах), религиозному ("все мусульмане", "все католики", "все шииты") или конъюнктурно-политическому принципу. Ярким примером последнего было сплочение в борьбе против вмешательства СССР в Афганистане, помимо разных группировок афганской оппозиции, также Пакистана и его союзника Китая (тем самым успокаивавшего мусульман Синцзяна), Саудовской Аравии и ожесточенно соперничавшего с ней за гегемонию в мире ислама и - более конкретно - в зоне Персидского залива хомейнистского Ирана, США и во многом несогласной с ними Западной Европы, а также десятков тысяч мусульманских добровольцев, отнюдь не симпатизировавших США и Европе. Эти добровольцы буквально из всех стран ислама, часто вопреки воле своих правительств (например, Алжир, Марокко, Йемен) добирались до Пакистана, проходили там обучение в специальных лагерях и на военных базах, после чего сражались в Афганистане. Все это, как и их содержание (не менее 1,5 тыс. долл. в месяц на человека), оплачивалось в основном американскими и саудовскими фондами, а также за счет специальных пожертвований и сборов среди мусульман, в том числе среди их многочисленной и в основном зажиточной диаспоры в Европе.

Только из арабских стран были переправлены, вооружены и брошены в сражения до 30 тыс. моджахедов. После вывода войск СССР из Афганистана в 1989 г. большинство их фактически стали профессиональными наемниками и продолжили свою деятельность, приняв участие в военных действиях на стороне мусульманских боевиков в Алжире, Боснии, Египте, Косове, Таджикистане и Чечне. Силу их агрессивного напора, фанатизма и привычки решать все проблемы путем вооруженного насилия испытали на себе и европейцы, и американцы. Правда, в США акты вооруженного террора исламо-экстремистов носили единичный характер. Однако в Европе, особенно во Франции, где проживает свыше 4 млн мусульман, многочисленные акты террора, взрывы в метро и угоны самолетов были в 1990-е гг. яркой приметой времени и одной из причин социальной напряженности.

Елена Максимова
Елена Максимова

Здравствуйте. Я записалась на бесплатный вариант курса "История стран Азии и Африки в новейшее время", но если в процессе изучения я пойму, что мне бы хотелось получить удостоверение о повышении квалификации, я смогу перейти на вариант повышения квалификации? 

Марта Цыркунова
Марта Цыркунова

Добрый вечер!

Скажите,пожалуйста,итоговый экзамен по курсу стоит на 16 ноября,то есть по истичении этого срока я не смогу сдать экзамен?

С уважением,Марта

 

Елена Игнатко
Елена Игнатко
Россия, Москва
Юлия Шельдешова
Юлия Шельдешова
Россия, Астрахань, Астраханский государственный университет